Архив «ТВ»
17(68), 22 августа
 :  На главную  :
10 января 2002 24 января 2002 7 февраля 2002 21 февраля 2002 7 марта 2002 21 марта 2002 5 апреля 2002 18 апреля 2002 2 мая 2002 16 мая 2002 30 мая 2002 13 июня 2002 27 июня 2002 11 июля 2002 25 июля 2002 8 августа 2002 22 августа 2002 5 сентября 2002 19 сентября 2002 3 октября 2002 17 октября 2002 31 октября 2002 14 ноября 2002 28 ноября 2002 13 декабря 2002 26 декабря 2002  
       


Рыбный порт сотрясают скандалы

 
Последние события в Находкинском рыбном порту вновь напомнили приморцам о времени повальной приватизации. Идут обыски, заводятся уголовные дела, пропадают без вести люди. Предприятие переходит из рук в руки, и конца этому до сих пор не видно.
Начало истории таково. Несколько лет назад с целью привлечь средства на базе 51 процента голосующих акций рыбного порта была создана инвестиционная компания «Первый порт». Пакет приобрела группа московских и иностранных финансистов, фактически став хозяевами ОАО «НРП».
Они поставили во главе рыбного порта Михаила Веселова, а у руля ИК «Первый порт» — Дениса Любимова. На привлеченные средства покупаются новые краны и автопогрузчики, ремонтируются обветшавшие здания и оборудование.
Но, воспользовавшись бесконтрольностью со стороны акционеров, генеральный директор инвестиционной компании Денис Любимов тайно входит в сговор с группой приморских маклеров. Контрольный пакет НРП, чья стоимость на биржевом рынке оценивалась свыше 8 миллионов долларов, он продает им по цене подержанной иномарки — 3500 долларов.
Когда сделка всплыла на поверхность, поднялся невероятный скандал. Бывший губернатор Приморья Евгений Наздратенко призвал вывести махинаторов на чистую воду. Получив пинка, всполошились ФСБ, прокуратура, милиция.
Новоявленные владельцы акций в страхе лихорадочно перепродают ценные бумаги знакомым и родственникам, организовывают новые фирмы, переезжают из одного города в другой. Куда-то исчезает главный фигурант по уголовному делу Денис Любимов.
Эти, в общем-то, нехитрые ходы мошенников застают работников правоохранительных органов врасплох. Они закрывают расследование до лучших времен, но, на всякий случай, арестовывают краденые акции. На руку махинаторам и смена власти. Приморье покидает Наздратенко, переводятся в другие регионы первые руководители краевых управлений ФСБ, прокуратуры и УВД.
Увидев, что Фемида к ним, по стечению обстоятельств или по каким-то другим, непонятным для непосвященных причинам, благоволит, новоявленные владельцы контрольного пакета акций ОАО «НРП» проводят весной нынешнего года собрание, что, несмотря на арест ценных бумаг, законом не возбраняется. На нем полностью переизбирается вся верхушка предприятия. Генеральным директором приглашается из Калининграда полковник милиции в отставке Виктор Кем.
Бывшие инвесторы из «Первого порта» воспринимают происшедшее как страшный сон и в спешном порядке пытаются вскочить в уходящий поезд. Они обращаются в городской и краевой суды, стучатся в двери прокуратуры и МВД. Увы, все признают, что сделка с акциями рыбного порта — мошенничество. Однако ценные бумаги переходили из рук в руки и последние их владельцы — покупатели добросовестные, им, дескать, ничего не было известно ни о Денисе Любимове, ни о том, что пакет был приобретен за 3500 долларов. Хотя, если присмотреться более внимательно, можно увидеть невооруженным глазом, что лица и фамилии тех людей, кто производил сделку века с Любимовым, и нынешних владельцев арестованных акций остались без изменений. Только вот фирмы, которые они возглавляют, поменяли названия и переместились из Находки на московские улицы.
Большой интерес к событиям в Приморье проявили депутаты Государственной Думы РФ. По инициативе бывшего юриста Светланы Горячевой и ряда других депутатов в марте был направлен запрос в Генеральную прокуратуру с требованием провести тщательное расследование махинации в Находкинском рыбном порту.
Из Москвы, как у нас водится с давних пор, запрос направили в приморские инстанции. Здесь его «внимательно» изучили. Рыбный порт посетила комиссия и не нашла никаких нарушений в законности происшедшего.
Правда, спокойствия на предприятии от этого посещения не наступило. Здание управления НРП порой напоминает осажденную крепость. Например, совсем недавно, 5 августа, Михаил Веселов пытался штурмом овладеть своим бывшим кабинетом. Однако новый его владелец, полковник и мастер спорта по самбо Виктор Кем, свое кресло отстоял.
А 6 августа городская прокуратура и милиция, сбившись с ног, искали пропавшую печать ОАО «НРП». Обыску подверглись все, кто по роду деятельности соприкасался с Михаилом Веселовым. Интересно, что совсем недавно «шмон» проводился на квартирах и в офисах участников махинации с акциями. Теперь ситуация изменилась, процесс пошел в обратную сторону и обыскивают уже тех, кто эти акции проворонил.
Так или иначе, от событий вокруг ОАО «НРП» страдает трудовой коллектив. Грузовладельцы обходят предприятие стороной. Все мечтают о спокойствии и порядке. Но когда они будут наведены, одному Богу известно, потому что правоохранительные органы предпочитают наблюдать за происходящим со стороны, лишь бы до смертоубийства не доходило. Хотя где сейчас Денис Любимов, не знают ни жена, ни другие близкие. Наверное, обидно ему, если жив, конечно, что мелковатых нашел покупателей. Мог и дороже продать порт, за миллион зеленых хотя бы.
 
Виталий СМИРНОВ.
 

БРАКОНЬЕР РЫБУ ЛЮБИТ.
А КТО ЛЮБИТ БРАКОНЬЕРА?

 
Сегодня размах браконьерства в рыбной отрасли превзошел все ожидания даже специалистов. По утверждению некоторых причастных к рыбному промыслу людей, российские рыбаки ежегодно вывозят за границу рыбы на 2–7 млрд долларов США. О том, насколько соответствуют эти цифры действительности и почему рыбная отрасль находится в кризисе, обозревателю «Парламентской газеты» рассказал Председатель комитета по рыбохозяйственному комплексу ассоциации «Северо-Запад» профессор Вячеслав Зиланов.
 
Слышала, Вячеслав Константинович, будто вся российская рыбопромышленность идет на снижение, а вот ваша Ассоциация экономического взаимодействия территории «Северо-Запад» пошла на подъем?
— Да, сейчас объем добычи перевалил за один миллион тонн. В 90-х «Северо-Запад», куда входило 12 регионов — Республика Карелия, Коми, Ненецкий автономный округ, Архангельская, Вологодская, Калининградская, Кировская, Мурманская, Новгородская, Псковская области, а также Санкт-Петербург, — давал 1,8 миллиона тонн рыбной продукции. С 1994 года объем добычи и переработки упал почти в 2,5 раза. Но вот теперь положение выправили.
Губернаторы приморских регионов заинтересованы в развитии рыбной отрасли, потому что местный бюджет той же Мурманской области, например, на 15–18 процентов пополняется за счет рыбаков. И эти проблемы на местах кто-то должен решать. Поэтому наряду с нашей неправительственной организацией появилось еще несколько аналогичных ассоциаций в северных регионах. А что делать, коль наше правительство, работая на макроуровне, считает, что некая «великая рука рынка» сама расставит все по своим местам? К сожалению, это не так.
В результате проверок в рыбной промышленности Счетная палата выдала 30 предложений для всей отрасли. Более 18 рекомендаций дал Съезд работников рыбного хозяйства четыре года назад. И только один из них, но, правда, очень важный, был выполнен правительством — создан Государственный комитет по рыболовству.
Губернаторы говорят правительству: вот вы делите квоты между кораблями в Москве, так разделите их между субъектами Федерации, отдайте регионам, а уж они пусть сами через местные законодательные органы выработают правила распределения квот и будут их контролировать.
— Но ведь в этом тоже есть опасность.
— Никакой опасности. На местах люди заинтересованы, чтобы рыба была сегодня, завтра и послезавтра. Опасность заключается в другом, в том, что законодательная база отстает от соседних с нами государств. Мы по всему периметру граничим более чем с 20 государствами. Ни одна страна в мире не имеет стольких морских, речных и озерных границ. И наши соседи должны знать, что мы развиваем — или браконьерское рыболовство, или рыболовство в рамках законодательного поля с соблюдением международных норм. Этого нет. Отсюда всякие мифы.
— Какие же?
— Ряд государственных ответственных лиц заявляют о том, что ежегодно из России рыбаки вывозят за границу от 2 до 7 млрд долларов США. Поражает, когда называются такие цифры, и в правительстве даже не пытаются их проверить. Общая стоимость выловленной рыбы в первичном предъявлении составляет 2,5 млрд долларов. Из этой суммы нужно вычесть все расходы, которые затратил рыбак на вылов рыбы: оплату труда, топлива, вспомогательных материалов, и чистая прибыль рыбаков составит около 200–250 млн долларов США в год. Так что нет никаких мифических миллиардов.
К сожалению, «продажа квот в воде» сделала не конкурентными наших рыбаков с иностранными, которые получают квоты от своих правительств на те же самые объекты промысла (например, на вылов трески в Баренцевом море) бесплатно.
На аукционах российский рыбак платит 600–800 долларов за тонну, что отражается на себестоимости продукции. На мировом рынке она будет дороже зарубежной. Заплатив только за разрешение на вылов рыбы, рыбак старается выловить ее во что бы то ни стало, нарушая все правила рыболовства. Сам Герман Греф говорил о том, что билет на аукционе является билетом для браконьерского промысла. После этого он должен был сразу же подать в отставку!
— Каких же прописных истин не хватает нашему рыбохозяйственному комплексу, если целый ряд законов уже принят Федеральным Собранием?
— Да, но в законах «Об исключительной экономической зоне РФ», «О континентальном шельфе РФ», «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне РФ» некоторые положения уже устарели или находятся в противоречии с теми новыми международно-правовыми конвенциями, которые Россия подписала и ратифицировала. Например, Конвенция по морскому праву или Соглашение о трансграничных рыбных запасах. Но даже те законы, которые есть, правительство порою нарушает. Например, есть закон о 200-мильной зоне, где говорится, что квотами должно быть наделено в первую очередь коренное население, этнические общины, малочисленные народы, население, проживающее на территории, экономика которой полностью строится на занятии рыбным хозяйством. И только в последнюю — иностранцы. Что же делает правительство? Правительство выпускает постановление о ведении аукционов, в котором прописано, что в соответствии с международными договорами квотами в первую очередь наделяются иностранцы. Все перевернуто.
Или: каждый год правительство меняет правила игры по наделению квотами территорий и пользователей. В Баренцевом море, к примеру, исторически ведут промысел Мурманская, Архангельская области, Республика Карелия, Ненецкий автономный округ. А раздают квоты и другим субъектам Федерации. Вроде, кажется, правильно: все субъекты равны. Но ведь у названных регионов достаточно своих производственных мощностей, которые, кстати, недогружены и даже простаивают. Зачем же вводить новые, которые не будут загружены полностью? Где логика?
Во всех странах общедопустимые уловы рассчитываются на основании научных данных и только потом утверждаются министром рыбного хозяйства. У нас их с некоторых пор решили утверждать на уровне правительства. Представьте, по 500 единицам запаса Касьянов подписывает распоряжение, а через месяц-два оказывается, что природа внесла свои коррективы и требуется пересмотреть определенные параметры. Начинается чиновничья волокита. В результате нарушаются сроки проведения промысла, производственный ритм. Например, Сахалинская область и Хабаровский край в этом году были вынуждены начать промысел лососевых, не дождавшись утверждения правительством общедопустимых уловов. Природа ждать не будет, пока бумаги согласуют.
Хотя все нормативы давно прописаны в документах. Конвенция ООН по морскому праву говорит, что государство лишь устанавливает общедопустимые уловы, а уж механизм принятия решения должен приниматься внутри государства. В том числе и на местах. Я считаю, что статус отрасли, обеспечивающий продовольственную безопасность России, должен быть поднят до уровня министерства. У нас его нет.
— Зато есть Госкомрыболовство.
— Вот на коллегии Госкомрыболовства с приглашением ведущих специалистов отрасли и должны утверждаться общедопустимые уловы. И председатель комитета вместе с коллегией должны нести всю полноту ответственности за правильность принятия решений.
— То есть Вы хотите сказать, что Госкомрыболовство лишено возможности работать в полной мере?
— А разве нет? Если на протяжении уже четырех лет не утверждено положение о Госкомрыболовстве? Фактически он не имеет ни прав, ни ответственности. Вдумайтесь: у нас 200-мильная экономическая зона и континентальный шельф по площади составляет около 10 миллионов квадратных миль. Это почти половина всей территории России. За эту территорию кто-то должен нести ответственность. У нас ее несут восемь министерств и ведомств. Поэтому и получается, что стратегия развития рыбного хозяйства до 2015 года согласовывается ими четвертый год подряд.
В свое время было решение Президента: передать часть ответственности за охрану запасов морепродуктов пограничной службе, потому что морское браконьерство достигло таких размеров, что дальше некуда. Но ведь в законе не прописали. А пограничная служба должна осуществлять охрану внешней границы 200-мильной зоны, континентального шельфа, контролировать вход и выход иностранных судов, охранять морские акватории. А вот контроль за промыслом, за выполнением правил рыболовства надо оставить за Госкомрыболовством. Так было и в дореволюционной России, и в советской.
— Президент в июле прошлого года утвердил Морскую доктрину РФ, где прописаны задачи промышленного морского рыболовства. На какой стадии реализации находится эта доктрина?
— А на какой стадии она может находиться, если по сей день нет правового поля? Нет концепции морской рыболовной политики России. У нас даже целей как таковых нет. Герман Греф говорит: «Давайте, пополняйте казну», — и увеличивают налоговое бремя. В то же время потребитель на внутреннем рынке спрашивает: где же отечественная рыба по доступной цене? Не говорю о дешевой. О ней мы должны навсегда забыть.
Лучшие результаты по вылову и производству пищевой рыбной продукции, а также по удовлетворению внутреннего рынка рыбным товаром были во времена существования Министерства рыбного хозяйства страны. Министр — это член правительства, который ставит вопросы отрасли перед кабинетом министров. Председатель Госкомрыболовства членом правительства не является. Более того, по правительственному регламенту он посещает заседания только тогда, когда приглашен. И выступает, когда ему дают слово. Правительству давно пора определиться в своей рыболовной политике и слышать тех, кто реально занят производством.
 
Беседовала Светлана ДОДОНОВА
«ПАРЛАМЕНТСКАЯ ГАЗЕТА»
 
 
ЛОСОСЬ-2002:
вопросы, вопросы,
вопросы…

Этот год стал переломным в рыбопромысловой истории Камчатки.
«ВСЕ ХОТЯТ РЫБКОЙ ПОРУЛИТЬ»
Интервью с председателем Госкомрыболовства России Евгением НАЗДРАТЕНКО
ПБТФ: МИФЫ И РЕАЛЬНОСТЬ
При Е. Наздратенко ПБТФ была банкротом. И не рыба спасла базу, а водка
БРАКОНЬЕР РЫБУ ЛЮБИТ. А КТО ЛЮБИТ БРАКОНЬЕРА?
Размах браконьерства в рыбной отрасли превзошел все ожидания.
 
 
sign Евгений Наздратенко направил в Госдуму письмо с просьбой начать переговоры с Конгрессом США
sign В Приморском крае начало работу Главное контрольное управление президента РФ по обеспечению государственных интересов в сфере использования и охраны морских биологических ресурсов
sign С 21 по 22 августа во Владивостоке проходило совещание рыбаков Дальнего Востока по рассмотрению проблемных вопросов функционирования рыбохозяйственного комплекса Дальневосточного региона
sign Правительство России определило размер общедопустимого улова на 2003 год
 
 
10 ВОПРОСОВ
в повестку второго всероссийского съезда работников рыбного хозяйства

Заместитель председателя Координационного совета
работников рыбного хозяйства России
В. Зиланов
ОБРАЩЕНИЕ
Координационного Совета работников рыбного хозяйства России.
Российского профсоюза работников рыбного хозяйства.
Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров.
 
 
• КЕТА —
ЭТО НЕ ГОРБУША

Рыбаки Хабаровского края признают ход горбуши в этом году на редкость удачным
• И ВСЕ РАВНО РАК —
НЕ РЫБА

Нынешний год для рыбаков Чукотки побил все рекорды безрыбья
• ВРЕМЯ ИДЕТ,
РЫБА НЕ ЖДЕТ

Промышленные квоты на вылов лосося на западном побережье Камчатки увеличены более чем вдвое
• НА КУРИЛАХ
МНОГО ЛОСОСЯ

Объем вылова лососевых в Южно-Курильском районе, по данным на начало текущей недели, составил около 960 т.
• глава СФ России
Сергей МИРОНОВ:
«ЕСЛИ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ НЕ
ЗАКРЕПИМСЯ МЫ,
ТО ЗДЕСЬ ЗАКРЕПЯТСЯ ДРУГИЕ»

 
 
КВОТА — ФИГОВЫЙ ЛИСТОК БРАКОНЬЕРА
 
 
• ИКРА ЛОСОСЕВАЯ.
СОСТОЯНИЕ ЯПОНСКОГО РЫНКА ИМПОРТНОЙ ПРОДУКЦИИ
• КРАБ.
ИМПОРТ НА ХОККАЙДО В ПЕРВОЙ
ПОЛОВИНЕ 2002 Г.
• КРАБ КОРОЛЕВСКИЙ.
РОССИЙСКАЯ ПРОДУКЦИЯ
• НЕРКА.
РОССИЙСКИЙ И ЯПОНСКИЙ ПРОМЫСЛЫ
• ЯПОНИЯ.
ИМПОРТ ОСНОВНЫХ ВИДОВ МОРЕПРОДУКТОВ В ПЕРВОМ ПОЛУГОДИИ 2001 И 2002 ГГ.
• ЕЖИ МОРСКИЕ, ИКРА МОРСКИХ ЕЖЕЙ.
ИМПОРТ НА ХОККАЙДО
• НЕРКА.
ПРОГНОЗ ОБЩИХ ПОСТАВОК В ЯПОНИЮ В 2002 Г.
• ЯПОНИЯ.
ИМПОРТ
МОРЕПРОДУКТОВ В
I ПОЛУГОДИИ 2002 Г.
• КАЛЬМАР ТИХООКЕАНСКИЙ
 
 
• Рыбный порт сотрясают скандалы
Последние события в Находкинском рыбном порту вновь напомнили приморцам о времени повальной приватизации
 
 
РЫБАЦКИЙ СОВЕТ: РАЗГОВОР О ГЛАВНОМ
колонка ITAR-TASS
КОМПЕНСАЦИЯ ДЛЯ РОССИЙСКИХ РЫБАКОВ
ЗАКОН О РЫБОЛОВСТВЕ НЕОБХОДИМ
 Copyright © 2000–2002 ООО «Редакция «Северная Пацифика».
Использование оригинальных материалов без ссылки на источник запрещено.
 
Индексы газеты
«Тихоокеанский вестник»:
51842 — для частных лиц
51843 — для предприятий и организаций

 
СОЮЗ ЖУРНАЛИСТОВ РОССИИ Мультипортал ЮНПРЕСС - молодежное информационное пространство Сайт активного поколения NEXT "Пять с плюсом" IDGroup.ca — исследование канадского рынка товаров и услуг с учетом предложений и объективных возможностей российского производителя, экспортера  и  импортера почтовая подписка на «Тихоокеанский вестник» Почтовый Ящик Редакции