Архив «ТВ»
21(72), 17 октября
 :  На главную  :
10 января 2002 24 января 2002 7 февраля 2002 21 февраля 2002 7 марта 2002 21 марта 2002 5 апреля 2002 18 апреля 2002 2 мая 2002 16 мая 2002 30 мая 2002 13 июня 2002 27 июня 2002 11 июля 2002 25 июля 2002 8 августа 2002 22 августа 2002 5 сентября 2002 19 сентября 2002 3 октября 2002 17 октября 2002 31 октября 2002 14 ноября 2002 28 ноября 2002 13 декабря 2002 26 декабря 2002  
       
 
 
В ПОВЕСТКУ II ВСЕРОССИЙСКОГО СЪЕЗДА РАБОТНИКОВ РЫБНОГО ХОЗЯЙСТВА:
вопросы и ответы
МОРСКОЕ РЫБОЛОВСТВО — ЭТО ЕЩЕ И БОЛЬШАЯ ПОЛИТИКА
РЫБНЫЙ РЫНОК РОССИИ
ГЕНЕЗИС РЫБОЛОВСТВА В РОССИИ
 
 
sign «Описание земли Камчатки» — труд знаменитого ученого Георга Стеллера, опубликован в Интернет
sign Имеются сведения о разделении сфер влияния по районам промысла между криминальными кругами, контролирующими бизнес по добыче морепродуктов, а также самими членами экипажей
sign Две замечательные даты отмечают сегодня, 17 октября, жители столицы рыбацкой Камчатки — День основания Петропавловска-
Камчатского и День рождения одного из почетных жителей города, Ивана Гавриловича Коваленко
 
 
В ПОВЕСТКУ II ВСЕРОССИЙСКОГО СЪЕЗДА РАБОТНИКОВ РЫБНОГО ХОЗЯЙСТВА:
вопросы и ответы
 
 
(продолжение)
В ПОВЕСТКУ II ВСЕРОССИЙСКОГО СЪЕЗДА РАБОТНИКОВ РЫБНОГО ХОЗЯЙСТВА:
вопросы и ответы
ПРОКУРАТУРА КАМЧАТСКОЙ ОБЛАСТИ
проект договора о добровольном выделении средств для развития социальной сферы в Камчатской области
 
 
(окончание)
В ПОВЕСТКУ II ВСЕРОССИЙСКОГО СЪЕЗДА РАБОТНИКОВ РЫБНОГО ХОЗЯЙСТВА:
вопросы и ответы
морское рыболовство — это еще и большая политика
 
 
по материалам Дальрыбинформцентра
• ИКРА СЕЛЬДИ СОЛЕНАЯ
• ИКРА МИНТАЕВАЯ
• КРАБ ВОЛОСАТЫЙ
• НЕРКА.
РОССИЙСКАЯ ПРОДУКЦИЯ
• ИКРА ЛОСОСЕВАЯ.
АУКЦИОННЫЕ ПРОДАЖИ
 
 
• Рыбака трудно заставить взяться за перо - только если уж совсем невтерпеж становится, как сейчас, например, когда рыбную отрасль, как покорного бычка или овечку ведут на заклание во имя неких темных дел людей и людишек…
 
 
колонка ITAR-TASS
ТУНЕЦ — ПРИЧИНА ТЕРРОРИЗМА
ТУРЕЦКИЕ РЫБОЛОВЫ СИГНАЛЯТ «СОС»


В ПОВЕСТКУ II ВСЕРОССИЙСКОГО СЪЕЗДА РАБОТНИКОВ РЫБНОГО ХОЗЯЙСТВА

вопросы и ответы

 
9. В России переизбыток рыбодобывающего и рыбоперерабатывающего флота, который опустошает рыбные запасы. Этот флот, морально и физически устаревший, наносит огромный вред стране. Чтобы защитить национальные сырьевые ресурсы, Правительство России обязано создать компенсационный фонд для списания или постановки на прикол избыточного флота. Реально ли это? Можно ли, и каким образом, убедить наше Правительство в необходимости создания такого фонда? Существуют ли другие варианты решения столь кардинальной проблемы отрасли?
В.И. Карпов, генеральный директор ООО «Виртус» (Камчатка):
Наш коллектив одобряет трактовку 10 самых горячих вопросов, сформулированных В.К. Зилановым, но на первом месте, на наш взгляд, должен стоять вопрос существования рыбопромыслового флота. Без флота не будет рыбаков и горячих вопросов, а все идет к тому, что флот России в ближайшей перспективе перестанет существовать.
Мнение Вашей редакции противоположно нашему. Вы считаете, что в РФ избыток рыболовецкого флота, вскользь говорите о его моральном и физическом износе, а на тему судостроения, о планах и возможностях строительства новых судов — нет публикаций.
Мы считаем, что на Втором Всероссийском съезде работников рыбного хозяйства проблема возрождения рыбопромыслового флота должна стоять на первом месте.
За последние 10 лет рыболовный флот России сократился в ДВА раза!
На наших с Вами глазах ушли на гвозди сотни средних и больших судов, десятки малых разбросаны по побережью Камчатки.
Сколько судов пришло им на смену? Где теперь работают их экипажи? Кто понес наказание за загрязнение бухт и береговой полосы?
В настоящее время общая численность добывающих судов РФ составляет около 2600 единиц, из них 1586 имеют сверхнормативный срок службы и требуют замены.
О какой безопасности мореплавания, производительности труда, безотходном производстве, выпуске качественной пищевой продукции можно говорить, работая на старой «калоше» тридцати лет от роду, век которой максимум 20 лет, а моральный износ наступает через 15? За следующие 10 лет рыболовный флот России сократится в 8 раз.
В 2001 году компании, подведомственные Госкомрыболовству, построили 20 рыболовных судов, из них 13 на верфях РФ. В этом году планируется построить 28 рыболовных судов. Если строить по 30 судов ежегодно, то, чтобы заменить флот, который подлежит списанию уже сегодня, потребуется 53 года!
Грядет массовая безработица для трудящихся рыбной отрасли. За примером далеко ходить не надо, недавно был отправлен на гвозди РТМС «Усть-Камчатск», списан БАТМ «Бабыкино», решена судьба плавбазы «Советская Бурятия», не избежит смертельной участи и п/б «Комсомольск-на-Амуре».
Сегодня не хватает лимитов, а завтра не на чем будет рыбачить! Рыба расплодится, а кто будет строить суда, на какие шиши? Что будут кушать граждане России? Об этом надо говорить, писать, стучать касками об асфальт, бить в рынду и объявлять тревогу.
Анатолий ШИРОКИЙ, начальник судоремонтного предприятия «Рем-флот» ОАО ХК «Дальморепродукт» (Приморье):
— Так вот, я сейчас не столько о съезде рыбаков думаю, сколько о том, как сохранить «Ремфлот». Пусть не в «рыбацком» качестве, а в любом другом — только бы люди не остались без работы. Кстати, шесть лет назад здесь работали 900, потом 600, в начале нынешнего года — 350, а сейчас — и вовсе 280 человек. Это результат общего развала отрасли. Кто разваливает? Само государство, правительство. С 1 июля на судоремонтные предприятия опять «повесили» НДС. Это означает, что стоимость наших услуг увеличится на 20%. И заказчики опять уйдут ремонтировать свои суда на полутеневые и теневые предприятия, которые, скрываясь от налогов, берут «черным налом», или за границу. Так уже было. Но как только в апреле прошлого года НДС отменили, добросовестные предприятия, предпочитающие работать законно, вернулись к нам. Теперь же все возвратится на круги своя...
У этой проблемы есть и другая сторона. До сих пор 38% от фонда заработной платы уходило на различные отчисления. С НДС к ним прибавляются еще 20%. А ведь каждый знает: фонд зарплаты — составная часть себестоимости товарной продукции. Поскольку наше производство сверхтрудозатратное, то доля заработной платы в себестоимости продукции доходит до 50, а в отдельных случаях и до 70%! Выходит, НДС для судоремонтных предприятий — удавка.
Скажу больше: при таком раскладе призывы выйти из тени, показывать в отчетах реальную зарплату так и останутся призывами. Наоборот, еще глубже уйдут в тень. Ведь чем на предприятии выше зарплата, тем больше приходится платить налогов. И руководители будут искусственно занижать в отчетах стоимость судоремонта — с помощью все того же «черного нала». Я имею в виду мелких частников, которых в судоремонте развелось столько, что до всех у налоговиков руки никогда не дойдут. Серьезные же предприятия, вроде нашего «Ремфлота», Первомайского или Находкинского судоремзаводов, на подтасовки не пойдут, даже если бы и захотели: они на виду, и там куча проверяющих. Следовательно, они будут вынуждены принять игру государства в НДС, держать высокие цены на свои услуги, тем самым отпугнут законопослушных заказчиков. А это — гибель.
Так что же, государство решило окончательно угробить отечественный судоремонт? Пусть рыбацкий съезд поставит перед правительством этот вопрос ребром.
ДЛЯ СПРАВКИ: Главное условие эффективного и масштабного освоения биологических ресурсов моря — наличие современного и эффективно управляемого добывающего флота. Несмотря на то, что в Дальневосточном федеральном округе сосредоточено 60% всех промысловых мощностей флота России, положение с ним очень неблагополучно. Строительство рыболовных и транспортных судов на предприятиях Дальнего Востока резко сократилось. В 1991–1995 гг. было построено 15 судов, в 1996–2000 гг. — 29 единиц. В 2000 г. добывающий флот бассейна, по данным Дальрыбинформцентра, представлен 1581 судном, из них 207 единиц (13,1%) относятся к крупным и большим судам, 644 единицы (40,7%) — к средним и 730 единиц — к малым и маломерным судам. Из общего числа судов на долю промыслового флота приходится 82,3%, обрабатывающего — 7,5% и транспортного — 10,2%.
По состоянию на 2000 г. основными судовладельцами крупнотоннажного флота являются предприятия Приморского края (52,6%), Камчатской (19,8%) и Сахалинской (13,5%) областей. По среднетоннажным судам на Приморский край приходится 32,6%, Сахалинскую область — 29,2% и Камчатскую — 22,5%. По малым и маломерным судам на предприятия Сахалинской области приходится 42,3%, Камчатской области — 19,4%, Приморского края — 17,7%, Корякского автономного округа — 12,9%.
За 90-е годы флот сильно постарел. Возраст 48,5% крупных судов превышает нормативный срок эксплуатации (20 лет). Средний возраст судов — 21,6 года. Средний возраст средних судов — 15,6 года (нормативный срок — 18 лет).
Сильнее всего изношены суда малотоннажного флота. Почти 72% этих судов превысили нормативный срок эксплуатации (12 лет). Средний возраст судов — 18,9 года. Данные суда составляют материально-техническую базу прибрежного промысла. По проекту они приспособлены работать на сдачу сырца и не могут обеспечить его долгое хранение во время транспортировки на перерабатывающие предприятия и потребительские рынки, поэтому и не отвечают возросшим требованиям к качеству продукции.
По расчетам экспертов в ближайшие годы российские компании будут вынуждены списать на металлолом свыше 1700 рыболовных судов. По данным «Гипрорыбфлота» через 10 лет Россия может остаться без рыбодобывающего флота и перестанет быть рыболовной державой.
10. Рыбаки наконец-то начали понимать, что их потенциальная сила в единстве. Теперь необходимо действовать. И первое, что можно было бы сделать — создать Всероссийскую ассоциацию рыбаков морского промысла. Но реально ли это? Дальневосточные ассоциации рыбаков живут и действуют вразброд, в отношениях между компаниями царят зависть и собственный интерес, цели и задачи, как правило, касаются только вопросов материального благосостояния руководителей. Рыбаки очень много взяли от национальных ресурсов страны лично для себя, не вложив ни копейки (или совсем мизер) в государство, которое сегодня жестоко мстит им за это. Не пришла ли пора задуматься рыбакам о судьбе своей страны, без решения проблем которой не решить уже и собственные. Только осознание причастности к судьбе страны может сделать рыбака по-граждански более активным. Но, судя по всему, очень немногие из рыбаков выросли из гражданских пеленок и обрели мужество задуматься о судьбе Отчизны. Или это не так?!
Галина КОВАЛЕНКО, генеральный директор компании «Рыболовецкий колхоз имени Чапаева»(Приморье):
— На мой взгляд, главная наша беда заключается в отсутствии единства. А в одиночку всегда трудней бороться с жизненными обстоятельствами и произволом чиновников, которые пытаются подмять под себя всех нас. Так что съезд — прекрасная возможность осознать и представить себя единой могучей силой, способной противостоять стихии рынка и нынешним негативным тенденциям, разрушающим отрасль. Надо, чтобы правительство это почувствовало и перестало видеть в рыбаках лишь послушных исполнителей его воли.
Сделать это будет непросто, но, не решив этой задачи, мы ничего не добьемся. Хватит говорить о необходимости государственной поддержки — она должна непременно присутствовать во всех наших делах. Где инвестиции в рыбную отрасль, которые нам бесконечно обещают и никогда не дают? Где льготы тем рыбакам, кто работает на отечественный рынок, развивает перерабатывающее производство? Как обновлять флот, если отечественное судостроение в загоне, если лизинговые фонды существуют только на бумаге и не спешат приходить рыбакам на помощь?
Все эти вопросы волнуют каждого из нас, значит, и решать их надо сообща. Тем более когда есть возможность воспользоваться трибуной российского съезда.
 

МНЕНИЕ САХАЛИНСКИХ РЫБОПРОМЫШЛЕННИКОВ

 
В.П. Горшечников, президент Ассоциаций рыбопромышленников Сахалина и Дальнего Востока, депутат Сахалинской областной Думы, капитан дальнего плавания
1.
Федеральный орган по рыбному хозяйству России в статусе Министерства рыбного хозяйства России НЕОБХОДИМ с целью обеспечения населения рыбной продукцией.
Евгений Ярыгин, председатель Ассоциации «Союз Рыболовецких колхозов и предприятий Сахалинской области»
Федеральный орган по рыбному хозяйству в статусе Министерства рыбного хозяйства необходим, так как в составе Министерства сельского хозяйства, далекого от специфики и реальностей рыбной промышленности, а главное, проблем промыслового флота, Комитет по рыбной промышленности не способен к решению многочисленных проблем рыбной отрасли.
2.
В.Г.: Ресурсы были, есть и будут федеральной собственностью.
Государство в лице уполномоченного органа (Правительство, Госкомрыболовство) должно передать субъектам РФ их долю ВБР по всем видам и районам промысла с одновременным делегированием управленческих функций по отношению к этим ресурсам.
Управление ресурсами на местах через некоммерческие общественные организации рыбаков (ассоциации, союзы) окажет только положительное влияние на развитие рыбной отрасли, поскольку московские и местные чиновники будут осуществлять только функции наблюдения за соблюдением законодательства и правил, установленных в рыбной отрасли.
Е.Я.: В системе разграничения полномочий по владению и распоряжению рыбными и другими водными ресурсам, мы считаем, что необходимо производить их распределение федеральными органами по субъектам приморских регионов. Данное распределение производить не по администрациям регионов, а по ассоциациям рыбопромышленных предприятий, что в свою очередь связано с тем, что при наделении промысловыми лимитами будут учитываться реальные возможности освоения промысловых квот, с учетом наличия работоспособного флота, выпуска продукции, рентабельности и отчислений в бюджеты всех уровней, решением социальных проблем. Кроме того, чиновники регио-нальных администраций будут лишены возможности лоббирования интересов отдельных структур, а это соз-даст условия для понижения уровня коррупции в регионах.
3.
В.Г.: ОДУ должен утверждаться на 5–10 лет Правительством с ежегодной корректировкой Министерством (Комитетом) по рекомендациям отраслевой науки.
Е.Я.: Необходимо коренным образом изменить порядок утверждения ОДУ, так как ОДУ, составленные на основании данных отраслевых институтов, необъективны из-за отсутствия необходимого объема научно-исследовательских работ, надлежащего мониторинга объектов и районов промысла, перевода деятельности НИИ на коммерческую основу.
4.
В.Г.: Рыбаки свое мнение уже давно сказали — аукционы должны быть отменены.
Руководители субъектов РФ Дальнего Востока единодушно подтвердили это на встрече в Магадане и Владивостоке. Вы об этом знаете.
Е.Я.: Полностью согласны с отменой аукционов по продаже рыбы в воде, принесших колоссальный вред рыбной промышленности, которые привели к изъятию ресурсов у традиционных рыбопользователей, несущих тяжелое бремя социальных и градообразующих проблем и перераспределили ресурсы за счет подставных фирм в пользу иностранного и теневого капитала.
5.
В.Г.: Президент дал определение правильно.
Оценку действий Правительства должны дать компетентные и, главное, уполномоченные на это органы (например: СЭБ, Конституционный суд).
6.
В.Г.: Предложения по концепции морской рыболовной политики есть (проект господина Зиланова В.К.) и совет АРСа их одобрил.
7.
В.Г.: Закон, несомненно, нужен, это знают все, но в новой редакции. Сахалинцы свой проект Закона разослали во все инстанции.
Как долго будет длиться процедура принятия, мы не знаем. Но мы знаем другое — вода камень точит.
8.
В.Г.: Государственная экономическая поддержка отрасли нужна, это аксиома.
Вопрос: хочет ли государство ее оказывать?
9.
В.Г.: Да, фонд можно создать, но реально работать он будет только при государственной поддержке (смотреть ответ на вопрос 8).
Е.Я.: Не согласны с утверждением, что в России переизбыток рыбодобывающего флота, так как учитываются все стоящие на балансе предприятий суда, основная часть которых практически не работает. Современные высокотехнологичные суда, построенные под Правительственные программы и гарантии (Серия судов-филетировщиков), практически исключены из состава пользователей водных биоресурсов, а их количество не превышает трех десятков. Так о каком обновлении флота можно говорить, если заказанные десять лет назад суда из-за невыполнения Правительственных обязательств до сих пор не являются собственностью предприятий?
10.
В.Г.: Согласен с Вашей постановкой вопроса. Но объединение должно происходить не на основе распределения квот, а на чем-то большем, например, защите законных прав и интересов рыбаков.
 
При подготовке вопросов и ответов по проблемам рыбной отрасли для участников Второго Всероссийского съезда работников рыбного хозяйства использованы материалы «Информационно-аналитического обзора по состоянию развития рыбной промышленности Дальнего Востока за последнее десятилетие (Анализ. Факты. Предложения), изданного АНО НТЦ «Дальрыбтехника», газет «Рыбак Приморья», «Золотой Рог» и ответы руководителей рыбацких коллективов, присланные в нашу редакцию.
 

МОРСКОЕ РЫБОЛОВСТВО — ЭТО ЕЩЕ И БОЛЬШАЯ ПОЛИТИКА

 
В настоящее время в средствах массовой информации вновь обсуждаются проблемы морского рыболовства. Возникает много сложных проблем , и именно об этом у меня шел разговор с известным специалистом-мореведом, председателем Комитета по рыбохозяйственному комплексу Ассоциации «Северо-Запад» ЗИЛАНОВЫМ В.К.
 
— Вячеслав Константинович, в сентябре в средствах массовой информации прокатилась волна публикаций по проблемам рыбного хозяйства и особенно по поводу морских границ России и США в Беринговом и Чукотском морях, установленных в соответствии с Соглашением Шеварднадзе-Бейкера, подписанным в 1990 году.
Вы, ученый, специалист, бывший заместитель министра рыбного хозяйства, то есть человек, которого прямо касается суть дискуссии, как относитесь к ней — как к нерешенной проблеме, которую надо довести до ума, вернуть России ее упущенную выгоду, или как к предвыборной акции, участие в которой даст очки ее громкоголосым политикам?
— Хотел бы обратить внимание всех, кто серьезно рассматривает данную проблему на то, что активность по ее публичному обсуждению, как правило, каждый год приходится на летне-осенний период. Почему? Да потому, что как раз в это время в Беринговом море на известных приграничных участках, т.е. вдоль линии разграничения 200-мильных экономзон России-США идет активный промысел российскими судами минтая. И каждый год один либо два рыболовных судна задерживаются береговой охраной США с обвинениями в нарушении линии разграничения. На защиту наших судов включаются депутаты, сенаторы, губернаторы приморских регионов, политики разных уровней. Достается и дипломатам по улаживанию возникающих конфликтов. Безусловно, во всей этой «горячей работе» по освобождению судов присутствует и политика, тем более морское рыболовство — это всегда большая политика не только внешняя, но и внутренняя. Необходимо признать, что политики, дипломаты нашей страны в прошлом при разработке и подписании Соглашения о разграничении морских пространств между Советским Союзом и США были вчистую переиграны американскими политиками и дипломатами. Все это произошло в период с 1976 по 1990 годы, т.е. почти 15 лет наши политики, дипломаты упорно совершали одну ошибку за другой. Что это: злой рок или чей-то умысел? Все это было подробно изложено еще в 1997 году в «Российской газете» от 14 января 1997 г. Жаль только, что многие «маститые» наши молодые политики, ученые не удосужились ее хотя бы просмотреть, тогда бы наверняка многие вопросы были иначе отражены и в прессе и на различных слушаниях. Потери России действительно имеются в области рыболовства.
— Получается, что потерянного уже не вернуть, а виновных в проигрыше нет. И бывший Министр иностранных дел Шеварднадзе здесь как бы не при чем?
— Прежде всего, надо исходить из существующих реалий. А они таковы. Конгресс США еще в сентябре 1991 года ратифицировал Соглашение. Таким образом, США он полностью устраивает или как любят говорить американские политики — «отвечает национальным интересам США». Советский Союз в прошлом и Россия в настоящее время не ратифицировали это Соглашение. Отсюда вывод — Россию это Соглашение не устраивает. Несмотря на это, обе стороны временно — до ратификации договорились еще в 1990 году следовать положениям этого Соглашения. Что же не устраивает в Соглашении в прошлом Советский Союз, а в настоящее время Россию? Это, по моему личному мнению, два элемента.
Первый — ряд урожайных рыбных участков, которые отошли к США; наши рыбаки ежегодно теряют до 150 тыс.тонн. За период временного применения Соглашения мы потеряли в вылове 2,8-3,0 млн тонн стоимостью около 1,5–1,7 млрд долларов США.
Второй — на отдельных участках наша 200-мильная зона уменьшилась до 170–180 миль, а американская на этих же участках увеличилась до 220–230 миль. Это уже не только несправедливо, но и противоречит нормам международного права, которые предписывают, что «Ширина исключительной экономической зоны не должна превышать 200 морских миль…» (статья 57, Конвенции ООН по морскому праву, 1982 г.). Справедливости ради необходимо сказать, что эти площади были нам компенсированы в других районах. Но факт есть факт, лимит 200 миль нарушен. Опасный прецедент.
Что касается ответственности за столь, мягко говоря, неудачное Соглашение, то она, прежде всего, лежит на политическом руководстве страны и руководителе в прошлом МИДа, которые на заключительном этапе — в 1990 году — приняли поспешное ошибочное решение о скорейшем его подписании и временном применении до ратификации. Единственное ведомство, которое на всех этапах переговоров возражало против такого подхода, было Министерство рыбного хозяйства да ряд ученых институтов Академии наук. Однако первых политики заставили подчиниться посредством партийно-государственной дисциплины, а по существу мидовскому диктату, а мнения вторых ученых просто проигнорировали. Так что политическую ответственность полностью должен разделить и бывший член Политбюро и экс-министр иностранных дел Советского Союза Эдуард Шеварднадзе. Необходимость признать ответственность — это одно, а вот достигнуть сбалансированной новой договоренности с США по данной проблеме, это другое. И достичь этого будет непросто. И все же проблему решать надо. К тому же у нас и в других морских регионах подобных проблем накопилось многовато.
— Дело, если я Вас правильно понимаю, не только в споре с Америкой. На протяжении всей нашей морской границы завязаны узлы тлеющих рыболовных, пограничных конфликтов — в Баренцевом и Азовском, Черном и Беринговом, Охотском, Балтийском, Каспийском и Японском морях. Не могли бы их охарактеризовать?
— Действительно, с распадом Советского Союза, с образованием новых соседних с нами государств, да и в целом с изменением геополитической карты мира давление на морские границы и ресурсы не уменьшилось, а увеличилось. Более того, в условиях обширности наших морских пространств обострились, прежде всего, противоречия России с соседними государствами в области управления и оптимального использования морских живых ресурсов. Возникают споры, где и сколько ловить, выдвигаются претензии на те или иные акватории моря, идет незаконный браконьерский промысел и т.д.
Таких, как я их называю, дуг рыболовной напряженности вдоль наших морских границ несколько.
Восточная дуга — самая протяженная. Она охватывает Берингово море вдоль всей почти 1500-мильной российско-американской границы 200-мильных зон, анклава в Охотском море в его центральной открытой части, а также район южных Курил (Россия) на границе с о.Хоккайдо (Япония).
Южная дуга — это Каспийское, Азовское и Черное моря. При существовании Советского Союза эти моря были почти внутренними водоемами СССР, процессы лова и воспроизводства рыбных запасов в них (а это почти сплошь деликатесные виды — белуга, севрюга, осетр и т.д.) контролировались нами. Мы вкладывали большие средства в процессы воспроизводства. Теперь же обнищавшие наши соседи, да и отечественные браконьеры берут все, что еще можно взять, а в процесс воспроизводства, как говорится, вкладывают только сдачу мелочью. И у нас, чтобы восстановить его в прежних масштабах, таких средств пока нет. Да и кто же нынче кинется работать на дядю или на будущее? Все на себя и только сейчас.
И, наконец, Северо-Западная — Балтийское море, особенно в районе Калининграда, и в Баренцевом море вдоль всей почти 1200-мильной границы 200-мильных зон России и Норвегии, включая район Договора о Шпицбергене 1920 года. В своей основе все три дуги напряженности имеют две составляющие. Это пока еще не полностью урегулированные проблемы разграничения смежных 200-мильных экономических зон, континентальных шельфов, и проблемы согласованных, гармонизированных мер по управлению и использованию, прежде всего, рыбных и других ресурсов, большая часть которых является общими или трансграничными запасами с соседними государствами. Ведь рыба границ не признает, и в этой связи только совместные действия с соседними странами, направленные на рациональное использование ресурсов, способны сохранить запасы и эксплуатировать их разумно и вечно. Чтобы это произошло, требуется огромная, повседневная работа государственных деятелей, дипломатов, ученых, рыбаков, наконец, общественности. К сожалению, решается все это медленно и зачастую не квалифицированно.
— Эти тлеющие конфликты — последствия развала и ликвидации Советского Союза, так сказать, исключительно наследие прошлого? Или и власти России успели добавить в них свою долю?
— Беловежское соглашение действительно вызвало к жизни новые очаги напряженности и конфликтов. Но ведь власть и политики новой России на то они власть и политики, чтобы предвидеть возникающие конфликты, а главное своевременно и эффективно принимать меры по их ликвидации. К сожалению, в этом власти России в перестроечном угаре мало в чем преуспели. Они больше разрушали, чем созидали и улаживали. Так, в Каспийском, Азовском морях из года в год росло браконьерство осетровых. Вместо того, чтобы усилить борьбу с браконьерством, Россия и Украина делят Азовское море, то ли на двоих, то ли на одного. А ведь скоро делить нечего будет.
Дело дошло до того, что в прошлом году международные природоохранные организации фактически перекрыли России выход на мировой рынок черной икры: из-за разгула браконьерства и контрабанды, из-за угрозы исчезновения осетровых. «Российская газета», кстати, остро и компетентно ставила эти вопросы перед правительством России.
Специалисты-рыбники, ученые бьют тревогу, обращаются с просьбами, с требованиями к президентам всех прикаспийских государств незамедлительно принять меры, подписать разработанные еще в 1994 году Соглашения о сохранении биоресурсов Каспия и, прежде всего, осетровых. Реакция вялая. Дно усиленно делят, а рыбные проблемы «катаются» на низком дипломатическом уровне. Уже давно всем ясно, что этот вопрос можно решить только на уровне президентов прикаспийских стран. Россия снизила уровень своего научно-исследовательского и поискового флота, утратила контроль за экспортно-импорт-ными операциями с водными биоресурсами, потеряла управляемость на федеральном уровне за деятельностью рыбопромыслового флота, разрушена статистическая отчетность, а законодательная база в области морского рыболовства на два порядка отстает от аналогичной в развитых соседних с нами государствах с рыночной экономикой. В последние два года над рыбной отраслью осуществлен невиданный по своим отрицательным последствиям псевдорыночный эксперимент в виде аукционных торгов квотами в воде. Их нет ни в одной стране с рыночной экономикой. Все это привело не только к росту браконьерства, но и породило недоверие рыбаков к властям всех уровней. Я не говорю уж о той колоссальной долговой яме, в которую загнали аукционы малых и средних предпринимателей, да и поселкообразующие рыболовецкие колхозы и артели приморских регионов. А ведь долги у рыбаков и рыбопромышленников — в основном иностранным партнерам, которые в случае их невозврата арестуют основные фонды — рыбопромысловый флот. И вот тогда наступит момент из известной сказки А. Пушкина «О золотой рыбке». Останемся без флота у разбитого корыта.
— Новые конфликты, такие как в Азовском море к примеру, чреваты не только столкновением чисто экономических интересов России и Украины. В этом районе речь ныне идет об угрозе исчезновения ценнейших и редчайших видов рыб. Специалисты и общественность бьют тревогу… Международно-правовая неурегулированность морских рыбных проблем на руку только браконьерам. Икорно-крабовая мафия на Дальнем Востоке, осетровая — на Каспийском и Азовском морях, можно сказать, выросла, возмужала и окрепла на наших несовершенных законах, цель которых — охранять и множить рыбные запасы России. Но не охраняют и не множат. Какой путь вы видите для исправления положения?
— Прежде всего, власть на то она и власть, чтобы не только принимать законы, но формировать эффективные механизмы по проведению этих законов в практику и повседневную жизнь. В последнем у нас большой пробел. Вопросами рыболовства, рыбного хозяйства, контроля за рыбопромысловыми операциями кто только не занимается от помощника Председателя Правительства до чиновников Минэкономразвития и других ведомств. Основной же орган — Госкомрыболовство — имеет усеченные федеральные функции без достаточных структур на местах — в основных рыбопромысловых бассейнах. Необходимо раз и на добрые 5–7 лет определиться — кто же ответственен у нас в стране прежде всего за управление морскими живыми ресурсами, за их рациональным использованием, за контролем рыбопромысловых операций? Убежден, для такой морской страны как Россия это должно быть самостоятельное министерство. Между прочим, такая практика у нашего главного рыболовного соседа — Норвегии, которая вышла в лидеры по морскому воспроизводству рыбных запасов и управлению рыболовством.
Не менее важно определиться с основами российской морской рыболовной политики. Что мы будем: плодить конфликты, напряженности, взращивать браконьерство и нелегальный экспорт рыбы и морепродуктов или вести цивилизованную рыболовную деятельность, исходя из международных норм и национального законодательства? Следует правительству не изобретать за рыбопромышленников «планы развития рыбного хозяйства», а разработать и принять Концепцию морской рыболовной политики, из которой было бы ясно нашим рыбопромышленникам и соседним странам, что мы собираемся делать прежде всего в области управления, сохранения и рационального использования морских живых ресурсов. Ведь именно они нам дают до 95% годового вылова и производства пищевой рыбной продукции.
Требует своего решения и такой вопрос, как разграничение полномочий в области рыболовства между центром и субъектами федерации. Зачем мы все и вся концентрируемся в Москве? А ведь морские регионы за тридевять земель от нее. Почему не передать все права регионам по развитию и формированию аквакультуры, марикультуры в прибрежных территориальных водах? Ведь такой шаг резко убыстрит развитие этого важного направления. А продукция будет поступать на внутренний рынок.
Безусловно, следует форсировать формирование законодательства в области рыболовства. Базовый закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» уже семь, я не оговорился, целых семь лет находится на рассмотрении законодателей, правительства и президентской администрации. Только специальная согласительная комиссия работает над ним уже больше года. При таких темпах мы все разрушим посредством противозаконных административных и волевых решений. Видимо, есть силы, которым базовый рыболовный закон не нужен. Часто при этом показывают пальцем на рыбаков. Дескать, им не нужен закон, они браконьеры. Ответственно заявляю — это ложь. Все бассейны — Северный, Восточный, Западный и Южный, ассоциации рыбаков и рыбопромышленников этих регионов приняли резолюции — немедленно принять базовый закон. Никто не слышит рыбаков. Зато усиленно формируют и муссируют «рыболовную мафию». А она, видимо, здесь рядом ползет по всем тем многочисленным согласовательным ведомствам и высоким и мелким «помощникам, советникам» разного ранга госчиновникам.
— А что же не очень-то чешутся сами рыбаки? Ведь дань, которой их обложили браконьеры и «братки», как камень на шее — на дно тянет?
— Рыбаки, не удовлетворенные положением дел в своей отрасли, отсутствием ясной рыбохозяйственной политики властей всех уровней, приняли решение созвать в конце октября с.г. в Москве второй Всероссийский съезд работников рыбных хозяйств. Возможно, хоть этот отчаянный шаг заставит исполнительную и законодательную власти решать проблемы рыбаков, а главное открыть дорогу нашей рыбной продукции на внутренний рынок, создать такие экономические и правовые механизмы, которые бы стимулировали не браконьерство, а цивилизованный рынок.
— Предположим, что завтра все эти наши притязания, внешние и внутренние, будут удовлетворены исключительно в нашу пользу. Что даст России и российскому народу экономически — заметно увеличит наше благосостояние или так, что этого никто и не заметит? Какой мы получим выигрыш политический? Или его получат в очередной предвыборной компании те политики, которые нынче громче всех кричат?
— Моментального эффекта сразу и завтра не будет. Требуется время, кропотливая повседневная работа. И все же урегулирование очагов напряженности по всему морскому периметру безусловно даст огромный политический и экономический выигрыш России и всему нашему народу. Только через доверие и предсказуемость соседи живут в мире, развивают торговлю, вместе цивилизованно управляют и используют совместные рыбные запасы. А это уже устойчивость в рыболовстве, устойчивость в поставках рыбных товаров на внутренний рынок. У нас есть все — природные ресурсы, да и еще пока сохраняющийся производственный, научный и кадровый потенциал для того, чтобы добиться, посредством разумной социальной ориентированной политики, насыщения внутреннего рынка рыбными товарами отечественного производства. Если все это мы реализуем на благо нашего народа, тогда и политики получат одобрение и поддержку.
 
Беседу вел Анатолий Юрков
«Российская газета»

 Copyright © 2000–2002 ООО «Редакция «Северная Пацифика».
Использование оригинальных материалов без ссылки на источник запрещено.
 
Индексы газеты
«Тихоокеанский вестник»:
51842 — для частных лиц
51843 — для предприятий и организаций

СОЮЗ ЖУРНАЛИСТОВ РОССИИ Мультипортал ЮНПРЕСС - молодежное информационное пространство Сайт активного поколения NEXT "Пять с плюсом" IDGroup.ca — исследование канадского рынка товаров и услуг с учетом предложений и объективных возможностей российского производителя, экспортера  и  импортера почтовая подписка на «Тихоокеанский вестник» Почтовый Ящик Редакции