Архив «ТВ»
23(74), 14 ноября
 :  На главную  :
10 января 2002 24 января 2002 7 февраля 2002 21 февраля 2002 7 марта 2002 21 марта 2002 5 апреля 2002 18 апреля 2002 2 мая 2002 16 мая 2002 30 мая 2002 13 июня 2002 27 июня 2002 11 июля 2002 25 июля 2002 8 августа 2002 22 августа 2002 5 сентября 2002 19 сентября 2002 3 октября 2002 17 октября 2002 31 октября 2002 14 ноября 2002 28 ноября 2002 13 декабря 2002 26 декабря 2002  
       
 
 
НОВАЯ «РЕСУРСНАЯ ВОЙНА»?
Губернаторы потребовали навести порядок в распределении ОДУ
РЫБАЛКА ПОД СТУК МОЛОТКА
Президент Союза рыбопромышленников Дальнего Востока, о ситуации в отрасли
РЫБНАЯ ОТРАСЛЬ В УСЛОВИЯХ РЫНКА:
ПУТИ ПРЕОДОЛЕНИЯ ТРУДНОСТЕЙ
БОРИС РЕЗНИК:
«Я НЕ ПОЛУЧАЛ ЗАКАЗ НА «МАФИЮ И МОРЕ»
 
 
sign СахНИРО отправило в ТИНРО-центр свои годовые прогнозы по обще допустимому улову
sign В Норвегии завершила работу 31-я сессия Смешанной Российско-Норвежской комиссии по рыболовству (СРНК)
sign Вопросы укрепления двусторонних связей России и КНДР в сфере рыболовства обсудят участники 16-й сессии российско-корейской смешан ной комиссии по сотрудничеству в области рыбного хозяйства
 
 
ПРАВИТЕЛЬСТВЕННАЯ ТЕЛЕГРАММА
ОСЕННИЙ ДЕНЬ ГОД КОРМИТ
ДАЕШЬ ЧУКЧЕ МОЙВУ!
АБРАМОВИЧ–ИШАЕВ ПРОТИВ
ДАРЬКИНА–
ФАРХУТДИНОВА

 
 
… ИЗ ПРОЕКТА РЕШЕНИЯ II СЪЕЗДА
 
 
Вот уже десять лет как рыбохозяйственный комплекс страны функционирует в условиях так называемых «рыночных отношений». Итоги в основном удручающие…
 
 
по материалам Дальрыбинформцентра
• РЫНОК САППОРО В НОЯБРЕ 2002 Г.
• СВЕЖАЯ ПРОДУКЦИЯ
• МОРОЖЕНАЯ ПРОДУКЦИЯ
• СОЛЕНАЯ ПРОДУКЦИЯ
• ЯПОНИЯ.
предновогодние продажи
• ИКРА ЛОСОСЯ ПРОБОЙНАЯ
аукционы в Пусане
 
 
• Очередной цикл статей «Мафия и море» известного журналиста, депутата Государственной Думы Б.Л. Резника вновь не оставил никого из читателей равнодушным
 
 
колонка ITAR-TASS
БРАКОНЬЕРСТВО В АВСТРАЛИИ
КОНТРОБАНДА ЧЕРНОЙ ИКРЫ


БОРИС РЕЗНИК:

«Я НЕ ПОЛУЧАЛ ЗАКАЗ НА «МАФИЮ И МОРЕ»

 
Очередной цикл статей «Мафия и море» известного журналиста, депутата Государственной Думы Б.Л. Резника вновь не оставил никого из читателей равнодушным. Мнение о них по-прежнему неоднозначное, особенно со стороны тех, о ком прямо или косвенно говорилось в этих публикациях. Мы попросили Бориса Львовича ответить на наши вопросы с чем он охотно согласился и готов, если у читателей появятся новые вопросы, или они захотят поделиться своими мыслями и предложениями о борьбе с рыбной мафией, вновь выступить на страницах нашей газеты.
 
С.И. Вахрин: Борис Львович, в целом ряде средств массовой информации открыто прозвучало, что депутатом Государственной Думы Борисом Резником был получен прямой заказ на газетный материал от господина Ласкаридиса, греческого магната, рыбопромышленника и миллиардера, нынешнего хозяина «голубых» испанских супертраулеров…
Б.Л. Резник: От кого? От Ласкаридиса? Но я не был даже знаком с этим господином и о его существовании узнал только из материалов уголовного дела, которое расследуется по факту получения взятки работниками Госкомрыболовства для подготовки приказа о передаче по ходатайству губернатора Приморья Наздратенко кораблей — «голубых», той самой испанской постройки — Диденко. А тот, «наивность милая нетронутой души», объявил суду, что действительно дал один миллион шестьсот тысяч долларов с разрешения этого господина — греческого магната — работникам Госкомрыболовства. Вот и все, что я на сегодняшний день знаю об этом господине.
Предположения нынешнего главы Госкомрыболовства Евгения Наздратенко, что «Мафия и море» — это заказные материалы — его давние предположения: он сначала говорил, что мне их заказал Артюхов, министр природных ресурсов, противник Евгения Ивановича. Но тут трудно меня заподозрить, поскольку я являюсь автором парламентского запроса по поводу кадровой политики премьера Касьянова, «благодаря» которой удается проникать в высшие эшелоны власти различным коррумпированным чиновникам. И в ряду этих коррумпированных чиновников в числе самых первых был назван Артюхов. А мы ведем расследование его деятельности еще с той поры, когда Артюхов был в должности начальника Дорожного Фонда, в ранге первого заместителя министра транспорта. Когда Е. Наздратенко об этом узнал, то ему пришлось срочно сменить имя заказчика. Вот им и стал Ласкаридис.
На самом деле я занимаюсь этой проблемой с 1997 года. Я веду и буду вести это расследование до тех пор, пока этот рыбный ресурс — очень важный для развития Дальнего Востока, для развития экономики всей страны — не освободится от мафиозных структур, которые сегодня буквально его облепили со всех сторон, и доходы от рыбы сегодня имеют практически одни только бандитские криминальные группировки. Не хочу обижать других рыбаков, но их доходы — это жалкие крохи по сравнению с тем, что имеет рыбная мафия. Они просто дурачат рыбаков. Превратили их во врагов собственной страны, которые работают, горбатятся на этих новоявленных криминальных хозяев. И этих работяг, которые стали заложниками рыбной мафии, расстреливают, сажают в тюрьмы, шельмуют в средствах массовой информации. Вот против этого мы воюем. За то, чтобы был порядок. За то, чтобы действовали законы.
Так что я не получал заказ на «Мафию и море» ни от Ласкаридиса, ни от Артюхова…
С.В.: Борис Львович, Вы ведь не только государственный человек — депутат Думы, руководитель Национального антикоррупционного комитета, но еще и дальневосточник. И не каждый читатель это знает…
Б.Р.: Я приехал на Дальний Восток собственным корреспондентом газеты «Известия» в 1969 году, во время известных событий на острове Даманском. Приехал в командировку. Понравилось. И попросил, чтобы меня туда на два года «пособкоррить» послали. Сам я москвич. И вместо двух лет я прожил здесь 33 года. Это мой дом. Последние годы я возглавлял Дальневосточное представительство «Известий», в которое входило 13 субъектов Федерации, тех, что в границах современного Дальневосточного Федерального округа. Я многократно бывал на Камчатке и в других рыбацких регионах, в том числе и у самих рыбаков бывал, рыбными проблемами занимался.
Как вышел на первые статьи «Мафия и море»? Я был в Японии и встречался там с руководителями Ассоциации экономического взаимодействия Японии и России. И они передали мне цифры просто ужасающие. Которые и их встревожили тоже — что и сколько выгребают в наших экономических водах, в исключительной экономической зоне России. До 4-х миллионов тонн биоресурсов на сумму два с половиной-три миллиарда долларов ежегодно. Эти рыба, морепродукты попадают в Японию по демпинговым ценам. И японцы должны были быть счастливы, что морепродукты сыплются на них как из рога изобилия, но они, на самом деле, были очень встревожены: если рыба пропадет из российской экономической зоны (а моря катастрофически истощаются), то мы с вами в России на свинине проживем, а им без рыбы, в том числе и российской, — проблема национального масштаба. И японцы очень озаботились сохранением биоресурсов в российских водах. И поняли, что нужно вмешиваться, в какое-то цивилизованное русло нужно все это безобразие направлять. Потому и передали мне документы, которые береговой охраной были подготовлены, их экономистами, другими специалистами были просчитаны и сделаны выводы по истинной ситуации с разграблением исключительной экономической зоны России. Я восемь месяцев занимался журналистским расследованием. Восемь месяцев. И опубликовал три, как говорят журналисты, «куска» — три статьи «Мафия и море». Да! Вот тогда был очень большой шум. Впервые в истории России расформировали всю Коллегию Госкомрыболовства во главе с министром тогдашним, Родиным. Путин занимался этим, будучи тогда начальником Контрольного управления при Президенте. Как оказалось, Родин был не самым худшим министром. Потом, после него, Наздратенко был уже пятым. Можно всех пятерых на ступеньку ниже ставить. Хищения увеличивались. Коррупция поселилась в самой верхушке Госкомрыболовства. Посадили Деменьева, заместителя. Синельник выскочил, потому что вдруг оказался на министерской должности офицером внешней разведки, хотя он должен был уволиться, снять погоны подполковничьи и уж потом идти в министры. А тут — засланец (!) — на такой должности… Ну, и так далее. Я отслеживал ситуацию. Накапливал документы. Сегодня я их получаю на самом высоком уровне, поскольку являюсь координатором по борьбе с коррупцией. То есть из Правительства, из Администрации Президента, из государственных органов, из спецслужб… — все это вроде как зеркало всего того, что происходит, которое накладывается на все то, что я видел своими собственными глазами, на разговоры с теми людьми, с которыми я продолжаю поддерживать отношения на протяжении всех этих лет, со многими капитанами рыбацкими у меня добрые отношения, когда бываю и в Хабаровске и в Приморье, часто встречаюсь с ними… Хотя кто-то говорит, что я один раз всего побывал в море, бывал не раз, на многих судах, в том числе на больших обрабатывающих плавбазах, в разных экспедициях…
(Здесь наш разговор был прерван телефонным звонком, который был как раз по теме интервью, и Борис Львович по окончании с удовольствием поделился новостями: вот Правительство подготовило справку по моим статьям, полностью подтвердились все факты, там очень жесткие предложения… хотя по нашему времени эти самые жесткие предложения…— машет рукой.)
С.В.: Борис Львович, я хотел как раз спросить Вас о том, насколько Вам на столь высоком уровне, на котором Вы сейчас находитесь, удается отстоять свои позиции. К Вам стекается вся информация, Вы видите, что происходит в стране, и как легко или как тяжело на этой должности Вам правду защищать, выходить победителем?
Б.Р.: Все, о чем я пишу, подтверждается фактами. Ни один факт ни в одной статье у меня никто не опровергнул. Но сегодня есть много способов уйти от нормальной деловой реакции на выступление прессы. Я готов, например, сражаться с Евгением Ивановичем по каждому пункту, но когда он меня непатриотом Родины называет, утверждая, что я не патриот, а он патриот, потому что, видите ли, он так считает, это не довод… А ведь он проиграл мне четыре суда раньше, а теперь проиграл пятый и говорит, что я не явился в суд, а послал вместо себя какую-то мелкую сошку. Это он говорил на Камчатке, мне переслали видеозаписи. А я сам лично был в суде и передал огромное количество документов. Это были сотни документов, подтверждающие мои позиции. Ни один факт никто опровергнуть не может в моих статьях. Они все железные — за каждой цифрой, за каждым фактом лежат кипы документов. Поэтому они — мои противники — уводят разговор в другое русло. В демагогическое. Вот «голубые», например — якобы я за эти супертраулеры борюсь… Да мне все равно — голубые они, синие или зеленые… Я бы хотел, чтобы у нас рыбная отрасль развивалась. Чтобы она помогала развиваться берегу. Прибрежным нашим территориям. Это моя позиция как государственника, как депутата Государственной Думы, как гражданина России. Если вы живете на Камчатке, в Хабаровском крае или в Мурманске — рыба должна работать на вас. Как ваш ресурс — природный, основной. Понимаете?! Он должен работать на улучшение вашей жизни. На инфраструктуру. Если люди в экстремальных условиях добывают этот ресурс, то они должны сполна иметь от этого отдачу. Как это будет? Какими судами нужно добывать? В этом плане я не профессионал. Журналист называет проблемы, а не решает их. Решают другие. В соответствии со своими должностями. В соответствии со своим профессиональным уровнем. А голубые там, розовые, оранжевые — мне все равно.
С.В.: Борис Львович, Вы, наверное, знали Николая Ивановича Никитенко, президента Владивостокской базы тралового и рефрижераторного флота, который чуть не по доллару за штуку распродавал промысловые суда и плавбазы. Как выяснилось, в подставные фирмы, которые ему же с сыном и принадлежали. Потом он бежал из России, был даже объявлен в розыск. Но благополучно осел в Америке, создал в Сиэтле (столице новых русских рыбопромышленников) собственную рыболовную компанию и теперь от ее имени предлагает России взять в аренду знаменитый супертраулер «Американский Монарх», но, обратите на это внимание, предлагает (вероятно, из высоких патриотических соображений) переименовать этого монстра в «Дмитрия Донского» или в «Александра Невского», то есть превратить в великодержавный символ российского могущества в океане. И в то же время мы знаем с Вами, что четырнадцать тех самых «голубых», о чем многократно писала наша газета, являются собственностью России, украденной у нее проходимцами от Минрыбхоза Советского Союза и Госкомрыболовства России. Плюс к этому украденная за десять лет эксплуатации вся выручка от бесплатных российских квот, которая также исчисляется уже миллиардами долларов, о чем неоднократно говорил и Евгений Иванович Наздратенко.
Б.Р.: Это, безусловно, российские суда. И Россия должна распорядиться ими по своему разумению. Где им работать, как и на чем им работать — это должны определять специалисты, если они еще остались в Госкомрыболовства. Пусть эти суда идут в Мировой океан или открываются для них какие-то другие возможности, на то у нас и существует федеральный штаб отрасли. Конечно, нам нужно расширять районы промысла. Идти в Мировой океан, какие-то позиции, которые мы упустили, восстанавливать. Но стратегию и тактику этого дела должны определять профессионалы. Я в это не вмешиваюсь. Я вмешиваюсь в то, чтобы не воровали, чтобы не злоупотребляли, чтобы не превращали рыбный промысел в бандитский. Вот моя забота.
Настоящий патриот никогда вслух не будет заявлять, что только он патриот, что только он единственный отстаивает интересы государства, и так далее, и так далее. Он должен просто честно трудиться. Стараться во имя и благо Родины. Патриотизм — это состояние душевное, духовное, тонкое…
Евгений Иванович очень защищал пограничников — огненных патриотов, а я вам могу показать, если хотите, что творят пограничники, камчатские, кстати, пограничники. В соответствии со статьей 12, пункт 4 Федерального Закона об исключительной экономической зоне Российской Федерации от 17 декабря 1998 года погрузка, выгрузка или перегрузка ресурсов должны осуществляться в присутствии должностного лица, специально уполномоченного органа исполнительной власти пограничной службы. Только в присутствии. Исключений не предусмотрено. Понятно, да? Что делает ваша пограничная служба? Вот перед вами целая пачка обращений рыбопромышлеников, где генерал-лейтенант Н. Лисинский, начальник Северо-Восточного пограничного округа, нарушает закон и разрешает рыбакам производить перегруз в отсутствии должностного лица. Только, — требует он, — обязательно сообщите потом время, место и результаты перегруза. Вот пожалуйста — пачка разрешений за подписью генерала (копии этих документов находятся в распоряжении редакции — В.С.). И все это не что иное, как уголовное преступление в соответствии со статьями 285 и 286 УК — «злоупотребление должностными полномочиями». И в зависимости от наличия умысла дело пахнет тюрьмой. Вот вам и «огненные», или какие там, патриоты.
Поэтому не надо много говорить, кто патриот, а кто не патриот. Если есть факты злоупотребления, то нужно отвечать по закону. Вот это и будет тогда по государственному.
Сегодня мне непонятна роль господина Наздратенко во многих вопросах. И я спрашиваю его об этом открыто. Если он сознательно ведет сокрытие фактов, которые имеют место, как, например, ущерб, нанесенный судами Преображенской базы тралового флота, которой руководит О.Н. Кожемяко, не на 20 миллионов рублей, как меня пытались уверить, а на 20 миллионов долларов, как определили эксперты, то можно сделать выводы, что он прикрывает, «крышует», как теперь говорят, эти все безобразия. А если это так, то он сам лично интегрируется в эти мафиозные структуры и является ее членом — полнокровным, могучим, чуть ли не крестным отцом этой мафии. И это — вместо того, чтобы скрывать эти обнародованные мной факты и быть ГОСУДАРСТВЕННИКОМ, то есть вскрывать (одна буковка — а какая принципиальная разница!) пороки вот эти, и говорить автору «Мафии и моря»: слушай, спасибо тебе, что ты написал эти статьи — они нам здорово помогли, я мобилизовал свой коллектив; и мы прикрыли какие-то пути утечки рыбопродукции, навели порядок!
А фактов ведь хоть отбавляй.
Вот, например, на Камчатке в госинспекции по маломерным судам зарегистрированы японские шхуны. Пять штук, в том числе «Алгу», за которую убили генерала Гамова. Одну зарегистрировали как бот металлический с установкой не более 50 киловатт силовой. На самом деле там за тысячу киловатт. 36 метров длина. Два охлаждаемых трюма. Глубинные тралы. Уходила от преследования эта шхуна-лодка… 9 часов. А числилась как бот металлический. Такая же шхуна — один в один практически — была зарегистрирована как лодка-«казанка» (да-да, что с подвесным мотором), которая не может удаляться более чем за 30 миль от порта базирования. У нее даже не наименование, а только номер. А они в нашей экономзоне ведут промысел под флагами разных стран. Какие хочешь флаги у них там найдешь — Либерии, Малайзии, Сингапура… и Российской Федерации в том числе. Таких шхун по Дальнему Востоку, зарегистрированных под «казанки» и боты,… сотни. И ни одну из них даже не заметили наши доблестные пограничники. Точнее одну заметили — и вот во что это вылилось… Они, по прикидкам специалистов, осуществляют примерно треть криминального вылова и нелегального вывоза рыбы и рыбопродукции. А их даже всерьез не воспринимают. Вот ведь о чем голова должна болеть у специалистов…
С.В.: Борис Львович, есть ли у Вас уверенность в том (а ведь большой опыт с 1997 года накоплен), что можно эту проблему «рыбной мафии» как-то с мертвой точки все-таки сдвинуть и начинать наводить в рыбной отрасли хоть какой-то порядок?
Б.Р.: Понимаете, как у нас принято говорить, нужна политическая воля. А политическую волю должен выразить в первую очередь сам президент. Ведь у нас жутковатая история — по 18 министрам в Комитете по борьбе с коррупцией колоссальное досье. Колоссальное. То есть там за каждое злоупотребление нужно сажать в тюрьму. А снят только один. Адамов, «атомный» министр. У него счета в заграничных банках. У него дома — по домашнему адресу — фирма по ядерным разработкам зарегистрирована, совместная, российско-американская. Продавал на дому атомные секреты нашего отечества. А остальные 17 как работали, так и работают. И я не уверен, хотя открыто пишу об этом, что снимут Наздратенко и снова расформируют Коллегию. Хотя это вовсе даже не самоцель моих публикаций, пусть Евгений Иванович так не думает. Уже снимали всю Коллегию. Пришла новая — и воровала с новым энтузиазмом. Никакой уверенности у меня нет и в том, что кто-то правильный — порядочный и честный — придет на место Наздратенко. Нужно, чтобы на этом посту были профессионалы, это во-первых. Во-вторых, должна быть система, которая бы исключала коррупцию. Об этом государство должно позаботиться. И вот тут-то без политической воли первого лица государства нам не обойтись.
Я категорически против продажи квот. Нужен другой способ. Нужно давать квоты под корабли. Плата за ресурсы должна быть разумной. Все это должно быть урегулировано Законом. Должен быть Закон о рыболовстве. Пока же лоббисты не дают принять этот Закон. Но даже принятый Закон может не работать, если силы государства будут направлены против него.
Правительство России должно принимать кардинальные отраслевые решения. Кто такой Наздратенко, если говорить о его должности? Он даже не федеральный министр, а всего лишь заместитель министра. Ну, начальник департамента, будем так говорить. То есть он не полномочен решать огромное количество вопросов, от которых зависит судьба отрасли. Но и от него лично тоже многое зависит. Он делает погоду в рыбной отрасли. Но не всегда там, где это на самом деле нужно. Должны действовать специалисты. Которые прошли все моря и океаны. Должна быть стратегия государственная: как добыть, как переработать. Чтобы мы не сырье продавали: отрубили голову, вычистили брюхо и в таком виде отправляем. А кто-то делает филе, солит, маринует, пресервы, консервы выпускает и получается конечный продукт, превосходящий стоимость сырья в три-четыре и больше раза. Почему мы не можем наладить это? Трудность непреодолимая? Нет, не трудность — сегодня мы многое уже умеем хорошо упаковывать, высококачественную продукцию выпускать научились. Но кому-то выгодно урвать побольше, удрать подальше. Схватили, вырвали, удрали, грабанули… Тот же Кожемяко, которого так защищает глава Госкомрыболовства. Пришел он из Приморья к берегам Камчатки. Ну, и шут с ним. Но вы только сопоставьте: что он поимел, и что он делает для Камчатки, как меня уверяют. За 22 миллиона долларов Камчатка могла бы, наверное, обогреваться целый год. А тут только за один раз — это то, что обнаружили, четверть миллиарда рублей.
Берег от своего рыбопромышленника (приморского, камчатского, магаданского), если он порядочный, должен иметь приварок какой-то. Не показушный. А тут обобрал — и все равно в героях.
Я О.Н. Кожемяко и в глаза никогда не видел. Кто-то говорит, что он очень деловой мужик. Может быть, и так. Но я сужу по делам, по документам. Если украл — нужно нести ответственность. Но почему-то кто-то сразу поднимается на защиту этого Кожемяко. Если он прав, тогда докажите, что он прав. Но если уж виноват, то, извините… Но в жизни, к сожалению, нередко наоборот. Мне, например, совершенно непонятна роль администрации Камчатской области в этом и других вопросах. Михаил Машковцев — он ведь не может быть каким-то придатком Евгения Ивановича. Да, Евгений Иванович — сильная личность. Но не до такой же степени он должен влиять на того же Михаила Борисовича. Губернатор Камчатки должен защищать интересы своих людей, своей территории. И если Евгений Иванович ничего или очень мало делает для того, чтобы навести порядок в рыбной отрасли, чтобы она процветала, это должно вызывать протест губернатора рыбного края. Здесь не должно быть того прежнего единения ведомства и территории, как это было при СССР, наоборот, было бы логичней, если бы возникали конфликты, если бы они там спорили, убеждали друг друга в чем-то, а здесь такое согласие неимоверное, редкостное, которое, как показывают факты, вовсе даже и не работает на саму территорию…
С.В.: Вас эта тема зацепила крепко…
Б.Р.: Меня зацепило очень крепко, что без удержи, безнаказанно мафиозные структуры наживаются, воруют, обворовывают население рыбацких регионов, и без того обездоленное, обнищавшее, живущее на дальних окраинах государства. А это ведь ресурс, который может дать быструю отдачу: выловил, переработал, продал и получил гроши, которые вложил в развитие, в создание тех же рабочих мест, в улучшение жизни людей, в строительство нового жилья. Нет, это уходит на обогащение отнюдь не самых лучших наших соотечественников. Выживают определенные, еще раз повторяю, мафиозные структуры. Против этого я восстаю. Потому что я всю жизнь, сколько работаю в журналистике, занимаюсь борьбой с этими мафиозными структурами.
С.В.: То есть нужно смело предполагать, что будут новые и новые публикации по этой теме?
Б.Р.: Да, мы будем и дальше отслеживать эту ситуацию. Я получаю все новые и новые документы. Они поступают постоянно. Это говорит о масштабах коррупции. Там уже люди в погонах. В погонах генеральских.
С.В.: Борис Львович, Вы прекрасно понимаете роль средств массовой информации и общественного мнения в борьбе с рыбной мафией. Мы сегодня на Дальнем Востоке начали работу по созданию независимой профессиональной межрегиональной газеты, на страницах которой попытаемся дать объективную картину происходящих в рыбной отрасли процессов, то есть дать высказаться не одной из сторон, а разным, даже противоборствующим сторонам, чтобы узнать разную правду, взглянуть на проблемы отрасли со всех сторон и донести эту информацию до самых высоких инстанций — и депутатов Госдумы, и сенаторов, и членов Правительства. Как Вы относитесь к идее создания такой межрегиональной (может быть, даже федеральной) газеты? К каждодневной и последовательной работе по формированию общественного мнения о необходимости спасения рыбной отрасли России?
Б.Р.: Не потому, что мы сейчас беседуем с Вами, а потому, что я серьезно занимаюсь проблемами рыбной отрасли и волею судеб отслеживаю всю информацию о том, что происходит в регионах, и смотрю все областные и краевые рыбацкие газеты, и считаю, что Вы очень серьезно отслеживаете эти проблемы, рыбацкие проблемы. Очень честно и убедительно об этом пишете. Я пологаю, что вовсе не обязательно издавать все федеральные газеты в Москве, тем более такие специфические, как рыбацкие. Это был бы очень хороший опыт. И если бы у меня была власть не эфемерно туфтовая, а финансовая, я бы сразу же поддержал эту идею. Но я считаю необходимым поддержать эту идею морально. У вас есть хороший журналистский потенциал, первое. Второе — знание, доскональное, проблем рыбной отрасли страны. И необходимость, третье, ставить решение проблем именно на федеральном уровне; исходя из реальной практики, газета очень нужна. Этот опыт надо обретать и идею двигать. Она очень ценная…
 
Москва.
октябрь 2002

 Copyright © 2000–2002 ООО «Редакция «Северная Пацифика».
Использование оригинальных материалов без ссылки на источник запрещено.
 
Индексы газеты
«Тихоокеанский вестник»:
51842 — для частных лиц
51843 — для предприятий и организаций

СОЮЗ ЖУРНАЛИСТОВ РОССИИ Мультипортал ЮНПРЕСС - молодежное информационное пространство Сайт активного поколения NEXT "Пять с плюсом" IDGroup.ca — исследование канадского рынка товаров и услуг с учетом предложений и объективных возможностей российского производителя, экспортера  и  импортера почтовая подписка на «Тихоокеанский вестник» Почтовый Ящик Редакции