Реклама в газете
П Р А Й С - Л И С Т

   23-24 (124-125), 30 декабря
 : : На главную : : 
29 января 2004 29 января 2004 26 февраля 2004 26 февраля 2004 25 марта 2004 25 марта 2004 29 апреля 2004 29 апреля 2004 27 мая 2004 27 мая 2004 24 июня 2004 24 июня 2004 29 июля 2004 29 июля 2004 26 августа 26 августа 30 сентября 30 сентября 28 октября 28 октября 25 ноября 25 ноября 30 декабря 2004 30 декабря 2004
орган Союза рыбопромышленников и предпринимателей Камчатки
 
 
 
ЛИЦОМ К ОКЕАНУ
ТИНРО-центр видит пути выхода рыбохозяйственной отрасли из кризиса
НЕФТЯНИКИ ЛЕЗУТ НА КАМЧАТСКИЙ ШЕЛЬФ
нефть или шельф
 
 
sign дальневосточные рыбаки установили рекорд добычи на завершившейся сайровой путине
sign до настоящего времени общие объемы квот Северного бассейна Правительством РФ не утверждены
sign 29.12.04 в здании Совета Федерации Федерального Собрания РФ открылась специализированная выставка «Рыболовство и рыбопереработка»
sign Одобренный верхней палатой Федерального Собрания РФ федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» был подписан президентом
sign Только десятая часть круинговых агентств Приморья работает официально
sign ходатайство о награждении президента корпорации «РИМСКО» и двух членов экипажа буксира «Гриф» подписано вице-губернатором края
sign в Москве была проведена первая международная специализированная выставка рыбы и морепродуктов «Seafood Russia»
sign государство на рыбном аукционе выручило более 1,2 млрд рублей от продажи долей в квотах на вылов краба в Баренцевом море
 
 
• НЕ НУЖНА НАМ ЭТА РЫБА…
Общеизвестная криминализация отрасли, начавшаяся в начале 90-х, не могла не принести свои «плоды». За копейки уже работать не хотят, да и не умеют, не бандитское это дело работать
• УРОВЕНЬ ОСВОЕНИЯ ПРИБРЕЖНЫХ КВОТ
ВЫЛОВА ВОДНЫХ БИОРЕСУРСОВ НА 01.10.2004

• ПРИМОРЬЕ И КАМЧАТКА НЕ МОГУТ ПОДЕЛИТЬ КВОТЫ
• РЫБАКИ ИДУТ В РОСТ
• КТО КВОТУ НЕ ОСВОИЛ — ТОМУ ЕЕ УРЕЖУТ
 
 
• ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО…
Существует Федеральный Закон от 30 ноября 1995 года № 187­ФЗ «О континентальном шельфе Российской Федерации»
• ДЕПУТАТЫ ПРОТИВ ЛЖИ
23 мая 2003 года областная администрация согласовала выдачу лицензии компании «Роснефть» на поисковые работы на Камчатском шельфе
• РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-
ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ

« Экономические, социальные, правовые и экологические проблемы Охотского моря и пути их решения»
 
 
• КЕТА ОСЕННЯЯ
вылов на Хоккайдо на 30 ноября 2004 г.
• ИКРА ЛОСОСЕВАЯ ПРОБОЙНАЯ
ход продаж на японском рынке
• САЙРА
сдача в японии на 30 ноября 2004 г.
• КРАБ КОРОЛЕВСКИЙ
предновогодняя ситуация на японском рынке
• МИНТАЙ
увеличение оду в России на 2005 г.
• КРАБЫ
ОДУ на Дальнем Востоке в 2001–2005 гг.
• Британские экологи требуют сократить на 30% площадь зон промышленного рыболовства в водах страны
ЯПОНИЯ
• ИМПОРТ
основных видов морепродуктов, октябрь 2004 г.
• ОПТОВЫЕ ЦЕНЫ
на Токийском центральном рынке 1–13 декабря 2004 г.
 
 
• «ВЫ ПРЕВЫСИЛИ СВОИ ПОЛНОМОЧИЯ!»
открытое письмо Президенту РФ
Путину В.В.
• ДАЛЬНЕМУ ВОСТОКУ НУЖНА ОСМЫСЛЕННАЯ ПОЛИТИКА
• КРАБ НЕ ЛОВИТСЯ
• СВПУ ПОДВЕЛО ИТОГИ
• 32 ТЫС. Т ДОБЫТО НЕЛЕГАЛЬНО
• НАКАЗАНИЕ УЖЕСТОЧАЕТСЯ
• ОБЛАГАЮТСЯ ЛИ НАЛОГОМ СУТОЧНЫЕ В ВАЛЮТЕ?
• ОХРАНА ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ
 
 
• ЛИЦОМ К ОКЕАНУ
Зародившаяся еще в XIX веке рыбохозяйственная наука возникла на стыке нескольких наук в связи с запросами рыболовства. Именно потребности практики и обусловили специфику этой во многом «сборной науки»…
 
 
а как у них…
• КОЕ-ЧТО ИЗ ОПЫТА РАСПРЕДЕЛЕНИЯ КВОТ НА АЛЯСКЕ
• РЫБНОЕ ХОЗЯЙСТВО АЛЯСКИ
электронная библиотека «Северной Пацифики»
• «УДИВИТЕЛЬНЫЕ ТВОРЕНИЯ ПРИРОДЫ»
Подводные деликатесы Британской Колумбии
Русский клуб рекордов «Левша»
• РЕКОРДЫ ФЛОТА
 
 
ВСЕ О КРАБЕ
• ХИТИН И ХИТОЗАН
• ТЕХНОЛОГИЯ КРАБОВОГО ФЕРМЕРСТВА
НА АКВАТОРИИ ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫХ МОРЕЙ

Калейдоскоп
• США:
ПРОТИВ КИОТСКОГО ПРОТОКОЛА
• КНДР:
ГИГАНТСКАЯ КАМБАЛА ВЫСТАВЛЕНА В ПХЕНЬЯНСКОМ МУЗЕЕ
• АВСТРАЛИЯ:
ГИГАНТСКОГО КАЛЬМАРА СОХРАНЯТ ДЛЯ ПОТОМКОВ
• РОССИЯ:
МОЛОДЬ ПОСЧИТАЛИ
• ВЕЛИКОБРИТАНИЯ:
КАТАЛОГ МОРСКИХ ОРГАНИЗМОВ
• ЧУКОТКА:
ПОПЫТКА — НЕ ПЫТКА
• ЧУКОТКА:
ЧУКОТСКИЕ ПРОДУКТЫ ОКАЗАЛИСЬ ЯДОВИТЫМИ
• ЧУКОТКА:
ЧУКОТТИНРО — 10 ЛЕТ
• США:
РАЗГАДАНА ТАЙНА БЕГА ПО ВОДЕ
• КНР:
ПРОЕКТ ПО ОПРЕСНЕНИЮ МОРСКОЙ ВОДЫ
• ПРИМОРЬЕ:
КОНТРАБАНДА
 Информационный портал "Рыба Камчатки" —
 оперативная информация, анализ событий,
 обзоры рынков, бесплатные объявления


КОЕ-ЧТО ИЗ ОПЫТА РАСПРЕДЕЛЕНИЯ КВОТ НА АЛЯСКЕ

 
На Аляске рыбаки, занимающиеся прибрежным рыболовством, вообще освобождены от налогов. При этом правительство штата исходит из тех соображений, что один рыбак, вышедший в море, обеспечивает своим трудом еще шестерых работников береговых отраслей. Занятыми оказываются портовики, обработчики, перевозчики, продавцы морепродуктов и другие. (У нас, наверное, — не менее 10 человек вместе со всеми контролирующими органами). С этой позиции, по рассуждениям американцев, собирание налогов с таких производителей может подорвать весь экономический строй штата и государства. Ведь главное, на чем основывается их пресловутая демократия — это экономическая стабильность, платежеспособность населения, а уже от этого зависит и развитие регионов.
Некоторые индейские общины в штате Аляска живут и работают по указам XIX века. И хотя сегодняшние планы развития североамериканских штатов в области прибрежного рыболовства утверждены и узаконены в 1993 году, основные принципы деятельности промысловых общин заимствованы из прошлых столетий. На наш взгляд, читателям будут интересны некоторые особенности деятельности американских рыбаков. Тем более, Влад Качинский акцентировал внимание на распределении квот и финансовых результатов работы промысловых общин. Вообще определение «промысловая община», так часто употребляемое профессором по ходу семинара, не что иное, как бригада прибрежного лова или небольшое рыболовецкое общество, состоящее из жителей прибрежных поселений, расположенных до 50 миль от береговой черты. Каждое такое общество объединено в более крупные общины, созданные в форме корпораций или ассоциаций и являющееся собственно получателем квот. Сам принцип распределения квот не претендует на оригинальность: те же самые общие допустимые уловы, в рамках которых Национальной службой морского рыболовства и Комиссией управления рыбными ресурсами северо­восточной части Тихого океана производится деление лимитов на вылов между добытчиками. Однако дальнейшие действия заслуживают внимания. По их законам вековой давности приоритеты на морские биоресурсы имеют береговые перерабатывающие предприятия, зачастую не имеющие даже собственного флота. Вторыми по значимости владельцами вожделенных промысловых квот являются предприятия, имеющие и береговое производство, и добывающий флот с профилирующей ориентацией на прибрежку. И по остаточному принципу квоты получают владельцы флота без берегового производства.
Многие руководители наших рыбных предприятий знают о постоянной полемике на всех уровнях дележа лимитов: кому раньше и больше — рыбокомбинату или добывающей компании? Оказывается, североамериканцы даже не задавались такими вопросами. (Может быть, со времен Екатерины?). Опять же действует простой и бесспорный принцип — если мы хотим, чтобы развивались территории (а отсюда и экономическая стабильность регионов), то преимущество — за производителем. А так как, получив квоты, тот же рыбокомбинат обязан их выловить, то руководитель пойдет заключать контракт на добычу к своему коллеге, имеющему добывающий флот. Занятыми оказываются все: и берег работает, и добытчики не простаивают. Правда, следует оговориться — это все действенно у них, с их законами налогообложения и их противным нежеланием ничего не менять на протяжении столетий. Но юмор юмором, а факты остаются фактами. Очень интересными и поучительными аспектами, на наш взгляд, являются принципы распределения финансовых результатов деятельности промысловых общин. Поистине, все гениальное до безобразия просто. Так как налогов никаких платить не надо, все доходы делятся на затраты и прибыль. С затратами все понятно, а вот прибыль, полученная от производства, делится между членами общины поровну, независимо от регалий. Однако такой принцип деления прибыли действует именно для производства, для конечного результата. А если вы получаете доход от продажи выделенных квот, не вкладывая средств в производственные процессы (такое повсеместно разрешено законами), то в этом случае вступают в действие федеральные законы и права штата (в нашем случае — Аляски). Указанным законодательством общество обязывает рыбаков направлять средства на развитие портов и береговых цехов, на покупку орудий лова, покупку и инвестиции в строительство новых судов, обучение персонала и другие цели, предназначенные именно для развития производства. А строжайший контроль за всем финансовым распределением доходов осуществляют общественные независимые организации, делегированные правами штата. И опять же, возвращаясь к вышеизложенному, все действия регламентируются законами далеко не первой свежести. Конечно, и у тех же американцев не все гладко, и коррупция существует, и взятки берут. Но, видимо, есть у них какая­то многолетняя демократическая закваска, «мешающая» им рубить сук, на котором сидишь. Душить рыбаков, если они кормят и обеспечивают работой сотни других жителей, — это чистое кощунство. И законы они, наверное, не меняют по той же причине — наработанное годами и проверенное практикой чем­то лучшим не заменишь.
Владимир РАЗГОНИН,
«Рыбак Приморья»
 

РЫБНОЕ ХОЗЯЙСТВО АЛЯСКИ

— На Аляске можно выделить три основные группы, на которые ориентировано рыбное хозяйство — лосось, донные виды рыб и краб. Причем, если лосось здесь считается ценным продуктом уже более 100 лет, то краб — всего 30 лет, а на донные спрос появился совсем недавно — лет 15 назад. Кроме того, стал развит промысел палтуса и сельди.
Лосось находится в сфере моих главных профессиональных интересов. На Аляске уже более 100 лет вылавливаются пять видов тихоокеанского лосося вдоль всего побережья, кроме арктической акватории Тихого океана. Это тысячи и тысячи маленьких лодок (так называемый москитный флот), большинство менее 10 метров в длину. Лов только прибрежный. Рыбаков, ориентированных на лосося, гораздо больше, чем тех, кто ловит донную рыбу или краба. Население на Аляске около 650 тысяч человек, и в середине лета около 20 тысяч из них ловят лосося. Еще 25 тысяч человек работают в лососеперерабатывающей отрасли.
До 1959 года самым распространенным орудием лова лосося были ставные невода, которые принадлежали большим корпорациям из Сиэтла. Мне кажется, на их долю приходилась половина всего лососевого улова Аляски. Конечно, жители Аляски сами хотели больше ловить. Это одна из причин, по которой территория Аляски стала штатом. Люди сказали: если бы мы были штатом, мы бы доказали федеральному правительству свое право контролировать рыболовство и затем смогли бы издать закон, запрещающий ставить ловушки на лосося, тогда больше рыбы достанется аляскинским рыбакам. Так все и вышло. С 1959 года ставной невод для ловли лосося запрещен на Аляске. Но сейчас у нас есть другая проблема: ведь мы провозгласили нелегальным наиболее распространенный, а, например, для горбуши на юго­востоке Аляски, и наиболее эффективный способ лова. Зачем иметь сто лодок, когда одна хорошая ловушка вылавливает столько же и к тому же с большей выгодой?
В США существует определенное деление между органами, которые регулируют рыболовство. У штата Аляска есть полномочия по прибрежному рыболовству, в частности, по лососю и сельди. То есть штат полностью контролирует вылов, устанавливает квоты, правила и пытается как­то помочь рыбакам Аляски. Хотя есть определенные требования в Конституции США, которые оговаривают, насколько мы имеем право избирательно относиться к рыбакам из других штатов. С другой стороны, федеральное правительство имеет полномочия распоряжаться теми морепродуктами, которые вылавливаются в океане. Думаю, что многие удивятся или не поверят мне, когда я скажу, что рыбаки на Аляске часто жалуются, что их интересы ущемляются.
До 70­х годов лососевое рыболовство было разрешено всем, кто хотел им заниматься, но размер лодок и неводов устанавливался штатом. Но затем появились проблемы: выловы лосося стали очень низкими — много рыбаков и недостаточно рыбы. Поэтому с 70­х годов на Аляске начали вводить новую систему регулирования, устанавливающую строгое количество промысловых судов в каждом районе. Мы издали закон о так называемых «ограниченных разрешениях». По этой системе, которая работает и ныне, вы не имеете права ловить лосось, если у вас нет ограниченного разрешения. Но если у вас есть это разрешение, тогда вы можете ловить сколько угодно рыбы — конечно, в то время, когда это разрешено.
В этом большая разница между Камчаткой и Аляской. Если я правильно понял ваше регулирование, здесь у рыбака или добывающей компании есть квота. У нас же вот как. Например, с 25 по 28 июня «открытый период», и любой, имеющий ограниченное разрешение, может поймать столько рыбы, сколько может.
Право ловить (ограниченное разрешение) является постоянным, но его можно продать — в районах хорошего промысла, например, более чем за сто тысяч долларов. Были случаи, когда в очень удачных местах (известная бухта Бристоль) это право продавалось за триста тысяч долларов.
Скажем, устал я быть профессором, хочу стать рыбаком. Могу пойти в банк и сказать: одолжите денег, хочу купить лодку и ограниченное разрешение. Потом помещаю рекламу в газету и объявляю, что хочу купить ограниченное право на рыбалку в таком­то месте. Покупаю это право, оно регистрируется штатом, и теперь можно отправляться на рыбалку. Но вот что важно: я лично должен быть на этой лодке. Я не могу купить это разрешение и отправить своего друга или нанять кого­то, чтобы он работал на меня. Это делается по социальным причинам, потому что цель штата Аляска ­ иметь рыболовство с множеством маленьких судов, таким образом давая работу многим людям на Аляске. Эта система практикуется с 70­х годов. Все, кто ловил лосося в течение предшествовавших пяти лет, получили свои разрешения бесплатно. Затем они стали платными, но не дорогими, потому что лосося было немного. Тогда люди не понимали важности этих разрешений. Но в 80­х годах лосося стало намного больше, и цена на него выросла. Соответственно, и цена этих разрешений резко возросла, и многие люди стали вдруг богатыми, продав свои бесплатно полученные разрешения.
Более половины нерки Аляски вылавливается в Бристольском заливе. В прошлом году улов был 26 миллионов штук нерки, в 1995 году — 40 миллионов штук. Это самая важная пока лососевая индустрия на Аляске. Весь лов ведется небольшими судами, не превышающими 20 футов в длину. Они работают очень быстро, чтобы поймать как можно больше, поэтому не очень аккуратно обращаются с рыбой: когда кидают ее на дно лодки, образуются повреждения внутри рыбы — «синяки». Японские покупатели такую не любят, предпочитая разведенную на рыбных фермах в Чили, которая всегда в совершенном состоянии. Аляскинцы говорят: да глупые эти японцы, не знают, какого качества наша рыба!
Пока открыт сезон лова, рыбаки работают в совершенно безумном ритме, чтобы поймать как можно больше рыбы. Специальные транспортные суда доставляют ее для переработки на специальные предприятия. Рыбакам оплата идет по весу рыбы. Но иногда рыбоперерабатывающие предприятия, покупающие рыбу, проверяют ее температуру и за охлажденную платят больше. Каждый раз, когда доставляется рыба, рыбаком пишется так называемый рыболовный билет — сколько фунтов было доставлено, за какую цену, за какой день, где выловлено. Все эти данные заносятся в компьютер; таким образом наш аналог вашего рыбвода знает, сколько вылавливается рыбы каждый день. Это основа всей статистики коммерческого рыболовства. Затем рыба перевозится с транспортных судов на рыбоперерабатывающие, которые могут располагаться как на берегу, так и на судах. Иногда это несколько громадных рыбоперерабатывающих судов, поставленных вместе. Они работают днем и ночью. Рядом с большим судном находится маленькое, которое замороженную нерку отвозит в Японию.
Почему японцы пришли к нам за замороженным лососем? Потому что мы и вы сказали им, что в открытом океане они больше не смогут ловить нашего лосося. Теперь они вынуждены покупать его. Японцы инвестировали большие суммы в рыболовство Аляски, им здесь принадлежат многие перерабатывающие заводы.
Конечно, лососевая рыба добывается не только ради мяса, но и ради икры. Но в Америке мало кто ест икру: почти вся она продается в Японию, где из нее готовят очень вкусный продукт, называемый «икура». Но чаще, когда речь идет о нерке, икру продают в ястыках. У японцев очень строгие стандарты по переработке икры. Поэтому часто они присылают собственных рабочих на Аляску.
30­е годы — период наивысшей точки вылова лосося в истории лососевой индустрии на Аляске. Затем, особенно в 60–70 годах, объемы вылова упали, но в 80­х и 90­х годах опять и очень быстро выросли. Это произошло по многим причинам. Наши дикие лососи вернулись в свои реки, а также с 80­х годов на Аляске начали строить рыбоводные заводы. Эти заводы в основном производят кету и горбушу и вносят существенный вклад в общий вылов штата.
Татьяна БОРИСОВА,
www.iks.ru/~nkp
 

УДИВИТЕЛЬНЫЕ ТВОРЕНИЯ ПРИРОДЫ

А.М. ТОКРАНОВ

 

Подводные деликатесы Британской Колумбии

 
Даже на побережье канадского штата Британская Колумбия, где его численность довольно высока, большинство людей никогда не слышали об этом крупном двустворчатом моллюске; еще меньшее количество видели его, а ели — считанные единицы. Известный среди местного населения как «липкая утка», этот моллюск имеет длинный мясистый сифон или, как его чаще называют, «шею» (очевидно, эта часть тела и дала животному вторую половину столь необычного названия) и, по оценке канадских специалистов, может жить в течение более 100 лет, зарываясь до полуметра в песчаное морское дно (недаром его индейское название переводится как «глубоко копай»). В равной мере не привлекают внимание жителей Британской Колумбии в гастрономическом отношении красный морской еж, похожая на слизня голотурия или «морской огурец» и «морское ушко» — большой брюхоногий моллюск. Все эти экзотические донные обитатели могут быть собраны в значительных количествах только с помощью водолазной техники, довольно дорогой разновидности добычи морепродуктов.
Однако, в странах юго-восточной Азии упомянутые беспозвоночные являются деликатесом. Японцы любят использовать половые продукты (так называемую «икру») морских ежей, мясистый сифон «липких уток» и мускулистую «ногу» «морского ушка» для приготовления суши — очень популярного в Японии, а сейчас и во многих других странах мира, блюда из колобков вареного риса, на которые сверху кладутся сырые кусочки рыбы или морепродуктов (суши едят с соевым соусом и острыми приправами). В Китае предпочитают жарить сифоны «липких уток» и варить суп из стенок тела «морского огурца». После того как азиатские стада этих беспозвоночных стали сокращаться, в конце 70-х — начале 80-х годов восточные страны дали толчок развитию нового и быстрорастущего сектора рыбной промышленности Британской Колумбии — коммерческой добыче морепродуктов с помощью водолазной техники. Сегодня она обеспечивает работой более 200 водолазов и экипажей обслуживающих их судов, а также такое же количество береговых рабочих на перерабатывающих заводах.
Основной район сбора «липких уток» у побережья Британской Колумбии — воды восточного побережья о. Ванкувер. Добыча осуществляется с небольших (длиной 8–10 м) современных судов, оборудованных для ведения промысла с помощью водолазов. Когда облаченный в гидрокостюм водолаз опускается на дно (работы ведутся на глубинах до 20 м), два 100-метровых шланга для подачи воздуха и воды связывают его с судном. Двигаясь против течения так, чтобы поднимаемый им осадок оставался позади него, водолаз выискивает на дне ямки с торчащими из них сифонами — аппаратами питания закопавшихся в грунт «липких уток». Чтобы песок не осыпался, края ямок вокруг сифона укрепляются их слизистыми выделениями (откуда, очевидно, и происходит первая половина названия этих моллюсков).
Обнаружив на дне сифоны «липких уток», водолаз освобождает раковины, взрыхляя и удаляя вокруг них песок с помощью струи воды, выходящей под давлением из снабженного длинным тонким соплом гидранта; вытаскивает их и кладет в сетчатый мешок, прикрепленный к его поясу.
Когда мешок наполняется «липкими утками» (обычно на это уходит полчаса или час), члены экипажа поднимают его лебедкой на палубу судна и укладывают этих крупных двустворчатых моллюсков (масса отдельных особей может достигать 3 кг) в пластиковые корзины. Из-за значительной глубины, рабочее время на дне коротко, поэтому водолазы работают в течение всего дня. Они прочесывают район до самых сумерек, когда дневной свет блекнет, видимость под водой сокращается и уловы резко уменьшаются. В порту прямо на пристани суда ожидают оптовые торговцы морепродуктами, которые доставят «липких уток» в аэропорт, чтобы живыми перевезти самолетом в азиатские общины Северной Америки. Обработанные продукты водолазного промысла в дальнейшем экспортируются в Японию, Китай, Гонконг и на Тайвань.
Обычно за день промысловое судно добывает до 700–1500 кг «липких уток», стоимость которых составляет около 1,5–3 тыс. долларов США. Водолазы могут заработать от 100 до 500 долларов в день, в зависимости от сезона. Доход владельцев судов еще больше. Но работа водолазов сложна и рискованна; у многих из них после шести–восьми лет погружений появляются такие профессиональные заболевания как болезни суставов и легких. Поэтому сегодня в этой индустрии насчитывается лишь несколько водолазов в возрасте свыше 40 лет.
Первоначально вылов «липких уток», самых прибыльных из всех остальных объектов водолазного промысла, резко возрос. Однако после нескольких лет интенсивной добычи уловы сократились, хотя в последние годы водолазы и владельцы обслуживающих судов работают довольно стабильно. Но они обеспокоены перспективами, так как уже сегодня должны уходить в более удаленные районы и погружаться глубже, чтобы обнаружить места с хорошими уловами. Эта индустрия настолько нова, а объекты промысла так необычны, что ученые из Департамента рыболовства Канады до настоящего времени затрудняются оценить, как быстро восстановится численность упомянутых беспозвоночных после интенсивного промысла.
Конечно, ни одному из объектов водолазного промысла не грозит опасность полного исчезновения. Всегда будут популяции определенного размера на глубине или на участках, где добыча с помощью водолазной техники невозможна. Однако сегодня ученые предлагают строго регулировать величину изъятия «липких уток» и некоторых других беспозвоночных, так как обеспокоены, что при современной интенсивности промысла буквально через несколько лет их уловы могут упасть до такого предела, что водолазы прекратят свои погружения, поскольку это станет экономически невыгодным.
(По материалам журнала «Canadian Geographic»)
 

РЕКОРДЫ ФЛОТА

 
Первый русский пароход. 3 ноября 1815 года от пристаней Петербурга отошел первый русский пароход «Елизавета». Через 2 часа 45 минут он прибыл в Кронштадт. Пароход шел со скоростью 8,75 версты в час. Мощность его двигателя была всего 4 лошадиные силы.
Первый в мире атомный ледокол. Называется он «Ленин». Вышел в плавание 17 сентября 1959 года. Обычные ледоколы сжигают в сутки около 70 тонн топлива, а атомоход расходует за то же время несколько граммов ядерного горючего, которое можно вместить в спичечную коробку. Первый представитель поколения мирных атомоходов имел водоизмещение 17280 тонн, скорость на чистой воде — 18 узлов, мощность силовой установки — 44 тысячи лошадиных сил. Дальность плавания — не ограничена, экипаж — 151 человек.
Первая в мире женщина — капитан дальнего плавания. Анна Ивановна Щетинина (1908–1999) начала флотскую жизнь в 1926 году палубным учеником на теплоходе «Симферополь». Пройдя школу практиканта, матроса и штурмана, молодая женщина в 27 лет впервые ступила на капитанский мостик парохода «Чавыча» в 1935 году. Десятки лет водила она по океанам многие суда Дальневосточного морского пароходства, среди которых знаменитые «Ламут» и «Жан Жорес». На последнем Щетинина принимала участие в спасении экипажа разломившегося пополам в штормовом Беринговом море парохода «Валерий Чкалов». В годы войны она водила «Жан Жорес» с грузами продовольствия из портов Канады и США. В 1941 году провела пароход «Саул» с вооружением и продовольствием по начиненному минами пути между Ленинградом и Таллинном. Герой социалистического труда, награжденная многими боевыми и гражданскими орденами Анна Щетинина многие годы отдавала потом подготовке молодых специалистов морского флота.
Полярная навигация 1977 года ознаменовалась рекордным достижением мирового мореплавания: советский атомный ледокол «Арктика» первым достиг Северного полюса. До «Арктики» ни одно из полярных судов мира не могло в активном плавании добраться до географической точки Северного полюса. Атомный ледокол «Арктика» сделал это за 7 суток с небольшим, преодолев 2528 миль, в том числе среди полярных льдов. Легендарному ледоколу принадлежит и другой рекорд: на 25-м году своей эксплуатации, занимаясь проводкой судов на трассах Севморпути, «Арктика» добавила к своему миллиону пройденных миль еще 50 тысяч, из них 32 тысячи миль во льдах. В этом беспримерном рейсе ледокол провел 110 судов, не имея ни одной поломки узлов и механизмов.
По материалам «Книги рекордов Гиннесса» и Русского клуба рекордов «Левша»
Регистрация достижений для «Книги рекордов Гиннесса»:
127051, Москва, ул. Петровка, 16, Русский клуб рекордов «Левша»
(095) 200­5928, 200­3712 club-levsha@yandex.ru

 » А Р Х И В «
 
 РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ 
 © 2000-2019
ООО «Редакция журнала «Северная Пацифика».
Использование оригинальных материалов без ссылки на источник запрещено.
 
Индексы газеты
«Тихоокеанский вестник»:
51842 — для частных лиц
51843 — для предприятий и организаций

МАИ
СОЮЗ ЖУРНАЛИСТОВ РОССИИ
Мультипортал ЮНПРЕСС - молодежное информационное пространство
Сайт активного поколения NEXT "Пять с плюсом"
проект "Информационный голод"
Почтовый Ящик Редакции