Реклама в газете
П Р А Й С - Л И С Т

7-8 (108-109), 29 апреля
 : : На главную : : 
29 января 2004 29 января 2004 26 февраля 2004 26 февраля 2004 25 марта 2004 25 марта 2004 29 апреля 2004 29 апреля 2004 27 мая 2004 27 мая 2004 24 июня 2004 24 июня 2004 29 июля 2004 29 июля 2004 26 августа 26 августа 30 сентября 30 сентября 28 октября 28 октября 25 ноября 25 ноября 30 декабря 2004 30 декабря 2004
орган Союза рыбопромышленников и предпринимателей Камчатки
 
 
 
БЕЗУМИЕ ВЛАСТИ
путь к икорным богатствам охватил широкие чиновничьи массы и создал круговую поруку для принятия решения о «безлимитке»
ОБ УПУЩЕННОЙ ВЫГОДЕ
Если сделка прошла неудачно и принесла убытки по вине контрагента…
ПРАВОВОЙ ТУПИК
Интервью с генеральным директором рыбопромышленной компании «Акрос» В.Б. Воробьевым
ЖИЗНЬ В ВОДЕ
Русский клуб рекордов «Левша»
 
 
sign К июню будет подготовлен доклад Президенту РФ и разработан план развития рыбной промышленности России до 2010 года…
sign Более 800 тонн кеты и 330 тонн нерки можно будет добыть в текущем году на Чукотке…
sign Правительство РФ утвердило квоты на вылов тихоокеанских лососевых видов рыб в 2004 году в объеме 255,82 тыс. тонн…
sign Искусственное разделение государственной границей экономического пространства, в котором работают рыбаки, приносит рыбному хозяйству огромные убытки…
sign Госдепартамент США опубликовал окончательно правило, лишающее судовую роль статуса визы…
sign Выпуск молоди тихоокеанских лососей рыбоводными предприятиями Дальневосточного региона составил в 2003 году свыше 551 млн штук…
sign В период путины 2004 года у берегов Камчатки и в реках полуострова разрешено выловить более 150 тысяч тонн рыбы лососевых пород…
sign По словам Владимира Нагорного, намерения Пенсионного фонда России по поднятию возраста ухода на пенсию необходимо считать антигуманным шагом…
 
 
• «АКРОС» ВЫИГРАЛ СУД У ГУБЕРНАТОРА
• «КРАБОВОЕ ДЕЛО» ЗАКРЫТО
• «САХАЛИНСКИЙ ТАЙМЕНЬ»
• ФУНКЦИИ ФАР
 
 
• СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОЦИАЛЬНО-
ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ КАМЧАТСКОЙ ОБЛАСТИ

 
 
• БЕЗУМИЕ ВЛАСТИ
Каждая большая путина — это страшная нервотрепка: придет рыба — не придет, поймаешь — не поймаешь, сдашь — не сдашь, заработаешь — не заработаешь…
 
 
• Уточненный прогноз социально-
экономического развития рыбохозяйственного комплекса РФ на 2004 год и параметры прогноза на период до 2006 года

• Сахалин. Рост производства
• Выдержки из Федерального закона — № 148-Ф3 от 11 ноября 2003 г.
ЯПОНИЯ
• ИМПОРТ
основных видов морепродуктов, январь 2004 г.
• ОПТОВЫЕ ЦЕНЫ
на Токийском центральном рынке 16–29 марта 2004 г.
 
 
• ОБ УПУЩЕННОЙ ВЫГОДЕ
• И В ТРЕТИЙ РАЗ ЗАКИНУЛ СТАРИК НЕВОД…
 
 
«Политический барометр»: всегда ясно!»
• СУДЬБА ГЛАВНОЙ ОТРАСЛИ КАМЧАТКИ
 
 
• ЗАВОДУ В УСТЬЕ р. ВОРОВСКОЙ 95 ЛЕТ
• «Ихтиологические и рыбохозяйственные исследования в прибрежных водах и внутренних водоемах Камчатки в XVIII–XX веках»
Книга с таким названием в начале апреля вышла в издательстве КамчатНИРО.
• РЕДЧАЙШАЯ АКУЛА
Русский клуб рекордов «Левша»
• ЖИЗНЬ В ВОДЕ
 
 
• США: ДЛЯ 300 ИСЧЕЗАЮЩИХ ВИДОВ НЕТ СПАСЕНИЯ
• РОССИЯ: ОНЕЖСКИЙ ЛОСОСЬ БУДЕТ ИСКЛЮЧЕН ИЗ КРАСНОЙ КНИГИ
• ГЕРМАНИЯ: НЕИЗВЕСТНЫЙ ЗАПУСТИЛ ПИРАНЬЮ В ДЕТСКИЙ БАССЕЙН
• ВЬЕТНАМ: КИТА ПОХОРОНЯТ В МОНАСТЫРЕ
• ВЕЛИКОБРИТАНИЯ: КАРДИОХИРУРГИ УЧАТСЯ У РЫБ
• ЧИЛИ: ПРОЖОРЛИВЫЕ КАЛЬМАРЫ ЗАПОЛОНИЛИ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ ВОДЫ
• ИРЛАНДИЯ: ПОЙМАНА ГИГАНТСКАЯ РЫБА
• ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ ПРИДЕТСЯ ПЕРЕХОДИТЬ НА ГЛУБОКОВОДНУЮ РЫБУ
• РОССИЯ: ЕЖЕГОДНО ГИБНЕТ 33 РЫБАКА
• РОССИЯ: МИНТАЙ МОЖЕТ СТАТЬ РАДИОАКТИВНЫМ?
• В ОКЕАНЕ ОБНАРУЖЕН ОСТРОВ ИЗ МУСОРА
• ЧЕРЕЗ 100 ЛЕТ НА СЕВЕРНОМ МОРСКОМ ПУТИ НЕ ОСТАНЕТСЯ ЛЬДА?!
• АВСТРАЛИЯ: МЕДУЗУ-УБИЙЦУ ВПЕРВЫЕ ВЫРАСТИЛИ В НЕВОЛЕ
• РОССИЯ: В ФИНСКОМ ЗАЛИВЕ ПОЯВИЛАСЬ ДВУХГОЛОВАЯ РЫБА
• ЮЖНАЯ КОРЕЯ: ТРЕТЬ ЖИТЕЛЕЙ ПЛАНЕТЫ НЕ ИМЕЮТ ДОСТУПА К ЧИСТОЙ ВОДЕ
• ЮАР: ГИГАНТСКАЯ АКУЛА ОТКУСИЛА НОГУ 16-ЛЕТНЕМУ СЕРФЕРУ
• АВСТРАЛИЯ: ОБНАРУЖЕНО БОЛЕЕ 100 НОВЫХ ВИДОВ РЫБ
• РОССИЯ: ПОГИБ ЕЩЕ ОДИН ИНСПЕКТОР МОРСКОГО ЗАПОВЕДНИКА
• ВЕЛИКОБРИТАНИЯ: БОЕВОЙ ФРЕГАТ ПРЕВРАТЯТ В ИСКУССТВЕННЫЙ РИФ
• АКУЛЫ ТОЖЕ ДОЛЖНЫ ХУДЕТЬ
• ТИХООКЕАНСКИЙ КОРИДОР
• ЯПОНЦЫ ЛОВЯТ РОССИЙСКОГО ЛОСОСЯ
• РОДИЛЬНЫЙ ДОМ НА О. ДЕМИНА
• ДВЕ ГИГАНТСКИЕ РЫБЫ
 Информационный портал "Рыба Камчатки" —
 оперативная информация, анализ событий,
 обзоры рынков, бесплатные объявления


БЕЗУМИЕ ВЛАСТИ

 
«Однако же есть в нашем оттепельном бытие и по­настоящему светлые пятна. В последние дни марта, например, раскурили трубку мира два давних оппонента — Михаил Машковцев и Михаил Екимов. Последний принес свои извинения губернатору за то, что во времена своей бесшабашной политической молодости прямо в эфире умудрился обозвать Михаила Борисовича «безумцем». Хотя, учитывая количество свалившихся на голову областного главы прокурорских обвинений, ему бы об обратном просить нужно. Не ровен час, только письменное свидетельство о полной невменяемости подзащитного и позволит ему избежать судебной ответственности».
«Камчатка.RU» № 33 12, 2004 г.
 

ПРЕДИСЛОВИЕ

«Безумству храбрых поем мы песню…», — примерно такими вот словами ветераны партии и комсомола на своем торжественном собрании поклялись защитить губернатора Камчатки, первого секретаря Камчатского обкома КПРФ Михаила Машковцева от обрушившейся на главу местной власти прокурорской напасти в виде двух уголовных дел — по статье 293 УК РФ по факту халатности и нецелевого использования бюджетных средств, возбужденному 27 октября 2003 г., а также возбужденному 17 марта нынешнего года уголовному делу по статье 286 по факту превышения должностных полномочий, повлекшего тяжкий вред (выдача разрешения на безлимитный вылов лососей).
По сообщению пресс­центра областной администрации, создан общественный комитет защиты губернатора от… незаконных происков прокуратуры области.
Сам губернатор заявил газете «КоммерсантЪ»: «Если поставлена задача накопать — накопают»…
 

ПУТЬ К БЕЗУМИЮ

2002 год был кульминационным в эпоху правления губернатора Камчатской области Михаила Машковцева. Рыбацкая оппозиция, поддерживающая на выборах 2001 года противника нынешнего губернатора Бориса Синченко, была деморализована и разбита. Обезглавленная ассоциация рыбопромышленников Камчатки де­факто прекратила свое существование. Все, что намечал теперь департамент по рыболовству по переделу рыбной собственности на полуострове, успешно воплощалось в жизнь. Альянс с председателем Госкомрыболовства, экс­губернатором Приморья Евгением Наздратенко, обещал весьма конкретные выгоды для обеих сторон.
Ставленник Евгения Ивановича приморский рыбопромышленник Олег Кожемяко прочно осел на Камчатке, выкупив завод в устье реки Озерной, баснословно богатой неркой — самой дорогой из лососевых видов рыб на мировом рынке. Затем он продвинулся на Командорские острова.
У камчатской администрации завязывались весьма прочные деловые отношения с приморскими и московскими рыбными предпринимателями, жаждущими получить свою выгоду от этого союза. Так что камчатских «рыбных генералов» можно было теперь не опасаться — что они смогут сделать, если останутся без квот, распределение которых теперь полностью зависит от воли дающих?
От такого везения потеряешь голову…
Камчатская общественность в тот период не понимала, что на ее глазах происходит передел рыбацкой собственности, и свои превращаются в чужих, а чужие объявляются своими. Врагом номер один для Камчатки и камчатцев неожиданно стала крупнейшая на полуострове рыбопромышленная компания «Акрос». Несмотря на то, что администрации области принадлежали 35 процентов акций компании «УТРФ­Холдинг», ее захватили, а потом и полностью разграбили жулики. Появились никому до этого неведомые компании с неизвестно откуда полученными, и в весьма значительных объемах, квотами — «Камчаттралфлот», ООО «Большерецкое», какая­то «Восмония», прописанная в Санкт­Петербурге, и добрый десяток других. Камчатские рыбаки, которые стали теперь чужими, угрюмо молчали, изредка посылая устные или письменные проклятия в адрес администрации. Значительная часть рыбаков, чтобы стать своими или хоть чуть­чуть приблизиться к руке дающей, в оперативном порядке сменили политическую ориентацию.
Губернатор Машковцев не терял времени даром и, используя свой административный ресурс, натравливал камчатскую общественность на рыбаков, забивая головы наиболее активным из пенсионеров страшилками о горячем водоснабжении и энергокризисе, виноватыми в котором были, разумеется, рыбаки, утаивающие налоги (а в первую очередь, разумеется, «Акрос»). Избиратели после энергетического кризиса и холода 1998 года готовы были теперь позволить своему новому вождю все, что он только попросит, и обратить свой праведный народный гнев против любого, кто попытается возразить Михаилу Борисовичу. Отдельные критические мнения и рассуждения в средствах массовой информации гасли в народных массах, как искры в тумане. Губернатору фактически был дан от народа карт­бланш, лишь бы были свет и тепло.
Здесь стоит заметить, что основная масса населения Камчатки сегодня уже совершенно далека от тех романтических идеалов («А я еду, а я еду за туманом…»), которые были характерны для камчатцев (с гордостью называвших себя камчадалами) в 70–80­е годы и которыми они искренне дорожили всегда. Все это уже в далеком прошлом. Теперь камчатцы в большинстве прагматики, озадаченные лишь проблемами выживания, оторванные от России и малой родины, брошенные на произвол судьбы с грошовой зарплатой и проклинающие Камчатку, ставшую для многих тюрьмой, а не землей обетованной — ни уехать, ни жить в достатке, если… не можешь (не умеешь, не хочешь) «браконьерить». Это единственная — в общеобластном масштабе — статья дохода на полуострове.
Рыба, как основа экономики области, проходит и через интересы самых влиятельных лиц полуострова. Проще сказать, что именно на рыбе все здесь и завязано. Явно или тайно.
Этот интерес проявляется во всем. В массовом браконьерстве. Беспределе власти при распределении квот. В молчании или формальном реагировании правоохранительных органов. Непоследовательности народных депутатов. Реакциях Москвы…
И, таким образом, причин потерять голову от переизбытка «рыбной» власти у губернатора Камчатки в 2002 году было более чем достаточно.
И началось. Во­первых, распределение промышленных квот морских биоресурсов прошло без открытого конкурса. Власть делила квоты, как хотела. И никто ей был не указ. Прокурор Камчатской области А. Войтович написал представление по этому поводу, но оно носило формальный характер — квоты были уже поделены и в значительной части выловлены (в первую очередь икряной минтай, приносящий самый высокий доход предприятиям).
Во­вторых, было решено обязать камчатских рыбаков платить рыбный оброк — каждая компания вынуждена была теперь заключить с администрацией области «добровольно­принудительный договор» о безвозмездном перечислении определенной суммы с каждого килограмма наиболее ценных видов рыб. Объяснение причин введения этого оброка было самое безобидное — области не хватает бюджетных средств на топливо, чтобы были свет и тепло для населения.
Часть депутатов Камчатского областного Совета, пришедшая в законодательную власть от оппозиции, написала заявление в прокуратуру — но так как перечисления средств были «безвозмездными», закон, вроде как, не нарушался: не хочешь — не плати… В то же время исполняющий обязанности прокурора области обращал внимание на недопустимость продажи в воде федеральной собственности и предупреждал об ответственности в случае выявления фактов подписания таких договоров и принятия мер прокурорского реагирования. Забегая вперед, скажем, что таких фактов, как позже выяснила Счетная палата, было множество, но ни на один из них прокуратура в действительности не прореагировала. В 2003 году такая практика «добровольно­принудительных договоров» имела место, правда, в более завуалированной форме. И об этом все знали — депутаты областного Совета додумались даже «отмыть» эти грабительские деньги, закладывая их в бюджет области.
В­третьих, началась борьба за лососевые промысловые участки — 2002 год был по научным прогнозам рыбным и обещал принести хорошие деньги (особенно за горбушевую икру). Основная схватка произошла за морские участки колхоза «Октябрь», всегда славившегося своими уловами. Колхозники подали в суд на администрацию. Судья принял решение о рассмотрении дела… после окончания лососевой путины. Колхозники развели руками и вынуждены были пойти на компромисс — отдать часть своих участков, чтобы не потерять все. То есть головокружение от успехов продолжалось — уже и суд побоялся перечить камчатской администрации, найдя благовидный предлог увильнуть от ответственности. Количество же рыболовных участков на западном побережье полуострова было доведено до 125, хотя по расчетам науки и рыбоохраны необходимо было вдвое меньше (соответственно вдвое должна была возрасти и промысловая нагрузка, чтобы экономически оправдать такое огромное количество неводов). Вот откуда начали потом «расти ноги» камчатской «безлимитки» и «экологической катастрофы».
В­четвертых, администрация Камчатской области заключила трехсторонние договоры с рыбодобывающими и рыбоперерабатывающими предприятиями Камчатки по приемке лосося. Думали, что это сделано во благо — для обеспечения максимальной приемки рыбы на камчатский берег и камчатские же плавзаводы (процессоры). Хитрость раскрылась позже: как только началась путина, администрация тотчас отказалась от своего участия в контроле за исполнением договоров («власть не имеет права вмешиваться в бизнес»), а камчатские рыбоперерабатывающие суда, пришедшие в районы промысла в соответствии с договорами на приемку рыбы, напрасно стояли в ожидании сдачи, в то время как эту самую рыбу за «черный нал» скупали на их глазах приморские, сахалинские, магаданские и московские предприниматели. Более 40 судов типа БАТМ и «стеркодер» «Океанрыбфлота», «Акроса», «Камчатрыбпрома», колхоза имени Ленина и других камчатских компаний стояли рядом с морскими неводами, садки которых были полны рыбы, без работы. Но горбушу и нерку принимали плавбазы «Преображенской базы тралового флота» (председатель Совета директоров О.Н. Кожемяко), «ТУРНИФа» (бывший руководитель которого Ю.А. Арсентьев в это время работал с Е.И. Наздратенко в Госкомрыболовства, будучи начальником управления водных биологических ресурсов и организации рыболовства!), а также плавбазы другого протеже Евгения Ивановича — Ю.Г. Диденко, возглавлявшего в то время печально известный холдинг «Дальморепродукт». То есть на Западной Камчатке в полную силу и в поте лица трудилась команда Наздратенко. И это, по сути дела, для нее и не без ее (правда, не всегда явного) участия будет организована «безлимитка». Только треть выловленной рыбы, как официально сообщали депутаты областного Совета, поступила в обработку на камчатский рыбоперерабатывающий флот. Ушла зарплата, ушла прибыль, ушли налоги. Рыбаки рассылали телеграммы в различные инстанции.
Но инстанции хранили молчание. И исполнительная власть на Камчатке тогда вообще потеряла над собой всякий контроль.
И тогда, уже в­пятых, была открыта та самая, безлимитная, рыбалка.
 

«ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ КАТАСТРОФА»

Уже 22 августа 2002 года я писал в газете «Тихоокеанский вестник» о ситуации, которая стала по­настоящему скандальной только через полтора года, безлимитном лове лосося. С той поры мало что изменилось в этой моей оценке.
«Одесский шум» — такую характеристику можно услышать на Камчатке по поводу экономической и экологической катастрофы, а также по поводу объявления чрезвычайной ситуации на промысле западнокамчатских лососей.
Тем не менее президент В. Путин отреагировал очень активно: квоты на вылов горбуши увеличены вдвое против прежнего.
Отреагировал и полномочный представитель президента в Дальневосточном федеральном округе К. Пуликовский: перед компетентными органами поставлена задача выяснения правомерности введения ЧС на Камчатке. Этим, как сообщается в прессе, занимается Федеральная служба безопасности.
Почему не рыбохозяйственная наука, рыбвод и природоохранные органы? Очевидно потому, что все они являются лицами ответственными, то есть заинтересованными, а нужен объективный вывод о правомерности или неправомерности введения на Камчатке ЧС.
Каждая большая путина — это страшная нервотрепка: придет рыба — не придет, поймаешь — не поймаешь, сдашь — не сдашь, заработаешь — не заработаешь… Поэтому хватает малюсенькой искорки, чтобы не только «возгорелось пламя», но и вспыхнул пожар. То, что творилось на Камчатке в июне–августе 2002 года, просто уму непостижимо. В средствах массовой информации только и говорилось, что о переполнении нерестилищ и угрозе полного уничтожения лососей всех видов. Как в свое время революционный 1917 год, теперь все вспоминали год 1983, когда на Западную Камчатку обрушился невиданный до того вал горбуши, которая забила все ручейки и лужи в бассейнах нерестовых рек, многократно перерыла и уничтожила нерестовые гнезда и загубила нерестовые реки. Правда, называют и другую причину — необычно жаркое лето. Но, тем не менее, этот год стал переломным в рыбопромысловой истории полуострова: западнокамчатская горбуша сменила свой «урожайный» цикл с нечетных годов на четные и пришлось ждать более десяти лет, когда подходы горбуши в реки западного побережья Камчатки вновь достигли прежнего максимума.
Первый вал горбуши обрушился на нерестовые реки Западной Камчатки в 1996 году. Ровно через тринадцать лет после экологической катастрофы. Камчатка его не ждала и не справилась тогда с выловом. Чтобы предотвратить трагедию 1983 года, было принято беспрецедентное решение — разрешить ее безлимитный лов для всех категорий населения полуострова — и рыбаков, и недавних браконьеров.
Это была, разумеется, вакханалия. Окрестные поля и леса, тундра были завалены горами поротой рыбы — брали только икру. Но нерестилища были спасены.
В путину 1998 года также был открыт безлимитный лов, но уже ограниченный — только для тех, кто имел рыболовное разрешение, то есть был рыбопользователем, но и таких было немало. Этот год также запомнился навсегда горами потрошеной рыбы и проклятиями в адрес администрации, не способной организовать нормальный вылов рыбы.
В путину­2000 события получают новое, более практическое развитие: горбушевая лихорадка охватывала все большее и большее количество людей. Страсти накалялись. Помня о безлимитном лове в 1996 году, когда вся Камчатка порола горбушу на икру, и 1998 год, когда ловить могли тоже без ограничения только те, кто имел первичный лимит, рыбаки бросились всеми правдами и неправдами пробивать себе эти первичные лимиты, полагая, что таким образом они получат стопроцентную гарантию выхода на большую рыбу.
Для администрации Усть­Большерецкого района такого рода ходоки за счастьем тоже были своего рода счастьем: под договор о будущем лимите они готовы были выполнить любую работу, решить любую проблему района, районного центра, самой администрации. Лимиты, которых еще и в помине не было, начали раздавать уже в 1999 году, когда молодь горбуши только­только скатилась в море и отправилась на океанские пастбища нагуливаться. За год перед путиной­2000 число рыбопромышленных предприятий только в бассейне реки Большой со 150 выросло до 240. То есть нарастал большой скандал: люди чувствовали, что добром распределение лимитов на вылов лососей для них не кончится — на всех рыбы просто не хватит, но лихорадка мутила сознание, и никто ничего и никого не хотел слушать и понимать.
Чем все это кончилось? Всеобщим «пролетом» на берегу. Большими разборками, скандалами и трагедиями, вплоть до самоубийств. Береговые бригады рыбу не взяли. Повезло лишь немногим.
В море ситуация была другая: выставлено 125 неводов (из расчета 70 процентов горбуши взять в море). Кто­то взял, а кто­то тоже не взял, но большинство были с рыбой…
Всего же на приеме горбуши на Западной Камчатке в 2000 году работали 18 производственных рефрижераторов и 19 плавбаз, которые приняли 64,9 тысячи тонн рыбы. Река Большая дала 21,3 тысячи тонн. То есть большая рыба действительно была. Прогноз был оправдан.
Расчет выставить в тот год 125 морских неводов под большую рыбу был экономически и экологически оправдан.
Но вот расчет выставить такое же количество неводов в путину­2002 под прогноз гораздо худший, чем в путину­2000, был, мягко говоря, авантюрным.
И поэтому последующая паника департамента по рыболовству администрации области о возможных последствиях НЕДОЛОВА как раз и привела ее к столь же авантюрному решению продолжать путину под видом небывалого подхода лососей и переполнения нерестилищ. Идея об экологической катастрофе была спасительной для принятия безумно «храброго» решения без соответствующего Постановления Правительства. Деморализованная истерикой прогубернаторских средств массовой информации камчатская экологическая общественность даже не вякнула. Решение губернатора о спасении камчатских рек от горбуши оценивалось как героическое. По крайней мере в прямом телевизионном эфире неустанно раздавались звонки благодарности за смелость и мужество камчатского губернатора Михаила Машковцева.
С точки зрения простого обывателя его было за что благодарить: если большая рыба принесет вред, а не пользу, то нужно выловить всю лишнюю, чего Правительство не понимает, а мы-то на месте, нам лучше видно. Значит, плюем на Правительство и действуем, как считаем нужным. И это будет по­хозяйски. Именно так рассуждают кухарки и их дети на кухне и в политике.
Но с точки зрения здравого административного смысла, учитывающего не только эмоции населения, но и просчитывающего ВСЕ экономические и экологические последствия своих действий, путину необходимо было проводить очень осторожно: не только безостановочно поднимать планку вылова, но и заблаговременно опускать эту планку в случае, если грозит перелов, то есть изъятие рыбы из золотого — НЕРЕСТОВОГО — запаса.
А самое главное, таких полномочий — самостоятельно поднять эту планку — у губернатора вообще не было. И он превысил свои должностные обязанности, взяв ответственность за то, что ему не поручалось, не вменялось, на что ему прав не давалось. Он присвоил себе это право и потому должен за это ответить.
А была ли вообще необходимость столь высоко поднимать планку вылова по горбуше? Не ввели ли камчатские администраторы в заблуждение Президента страны? Предварительные цифры по фактическому вылову и сообщения о действительном состоянии нерестилищ западнокамчатской горбуши в 2002 и скату молоди в 2003 годах не дали положительного ответа на этот вопрос, почему — по совокупности причин — прокуратура начала производство по данному делу о превышении губернатором Камчатки своих должностных полномочий.
И вывод один: введение чрезвычайной ситуации на Камчатке, связанный с возможностью экологической катастрофы, было надуманным и необоснованным. Ради того, чтобы обеспечить рыбой ставные невода, количество которых было невероятно завышенным, ведь с каждого из добытчиков взята или запланирована во внебюджетный фонд «десятина» — десять центов с килограмма горбуши, а также желая «пофартить» своим друзьям из Госкомрыболовства, администрация области и пошла «вабанк», используя ресурс доверия депутатов областного Совета, ресурс комиссии по чрезвычайным ситуациям, ресурс правоохранительных и природоохранных органов, ресурс общественности и СМИ.
 

КТО НЕ РИСКУЕТ, ТОТ НЕ ПЬЕТ ШАМПАНСКОЕ

«Я на свой риск разрешение даю, вы на свой — выполняете, а потом вместе идем в камеры…», «Машковцев имел все юридические основания заявить, что «сядут все»… — писала в том же 2002 году газета «Новые Известия».
Но где же, спрашивается, был «Севвострыбвод» — федеральное управление по регулированию рыболовства и охране рыбных ресурсов?
Заместитель начальника ФГУ С.П. Денисенков на этот вопрос на одном из заседаний по итогам той путины ответил следующее: «Нам слова не давали сказать всю путину!». Не мудрено: ФГУ «Севвострыбвод» было напрямую подчинено Государственному комитету по рыболовству РФ, то есть непосредственно Е.И. Наздратенко. По итогам путины­2002 начальнику «Севвострыбвода» А. Желтышеву был объявлен выговор, а его заместителю С. Денисенкову — предупреждение о потенциальном увольнении. Но с работы снять не рискнули: как никак, но оба стояли на защите государственных интересов.
Вице­губернатор, начальник департамента по рыболовству администрации Камчатской области А.Б. Чистяков дал обязательства к сентябрю 2002 года ответить на все вопросы общественности по прошедшей путине. Но, разумеется, так по сей день и не ответил.
Отчасти, ответ на целый ряд вопросов по поводу безлимитного лова на Камчатке дала все та же газета «Новые Известия» в статье Евгения Комарова с весьма любопытным названием «Путина ищет крышу. Администрация Камчатской области повязала силовиков с браконьерами». И не только представителей силовых структур (ФСБ, ФПС, УВД) повязала тогда власть с браконьерами — на камчатских реках безумствовали в тот период, потроша горбушу и выдирая икру, промысловые рыбацкие бригады, за которыми стояли представители исполнительной и законодательной (местной и федеральной) власти.
То есть жажда быстрой и легкой наживы, вожделение от сверхприбылей, чувство безнаказанности и вседозволенности чиновников, нашедших простой и надежный, как им казалось, путь к икорным богатствам, охватили широкие чиновничьи массы и создали круговую поруку для принятия решений о «безлимитке». Интрига заворачивалась просто блестящая. Средства массовой информации слагали оды о безумстве храбрейшего из храбрых. Им вторили местные «песняры» на всех нерестовых речках, от устьев до истоков. На рыбалку выходили семьями, от мала до велика. Икру вывозили пароходами.
Но окончился пир во время чумы и наступило горькое похмелье.
Теперь подсчитан ущерб, нанесенный государству и рыбному хозяйству области: он составил полтора миллиарда рублей. Это всего лишь малая толика — то, что удалось посчитать по реальным квитанциям. Но браконьеры и воры квитанций не писали. Ни свои, доморощенные, ни пришлые.
И кто­то ведь должен за все это ответить?
Сергей ВАХРИН,
член Союза писателей России

 » А Р Х И В «
 
 РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ 
 © 2000-2019
ООО «Редакция журнала «Северная Пацифика».
Использование оригинальных материалов без ссылки на источник запрещено.
 
Индексы газеты
«Тихоокеанский вестник»:
51842 — для частных лиц
51843 — для предприятий и организаций

МАИ
СОЮЗ ЖУРНАЛИСТОВ РОССИИ
Мультипортал ЮНПРЕСС - молодежное информационное пространство
Сайт активного поколения NEXT "Пять с плюсом"
проект "Информационный голод"
Почтовый Ящик Редакции