Реклама в газете
п р а й с - л и с т
3-4 (144-145), 23 февраля
 : : На главную : : 
 
ПРОФСОЮЗ РЫБАКОВ ПРОДОЛЖИТ БОРЬБУ
24 января прошла акция камчатского обкома рыбаков, выступившего против политики областной администрации в рыбной отрасли
В ЧЬИХ РУКАХ ЗДОРОВЬЕ РЫБАКОВ?
в 2005 году на рыбацких судах 9 человек умерло от сердечно-сосудистых заболеваний, 4 человека исчезли, двое — покончили жизнь самоубийством, 1 человек умер от приступа астмы
ТАЙНОЕ ВСЕГДА СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ
Николай НИКИТЕНКО — бывший президент обанкротившейся Владивостокской базы тралового и рефрижераторного флота, ныне живущий и работающий в США, обратился с жалобой в Европейский суд по правам человека

sign итоги работы рыбной отрасли Дальнего Востока характеризуются позитивной динамикой
sign К. Исхаков встретился с руководителями рыболовецких предприятий Камчатки, где шла речь о главных проблемах отрасли
sign проблемы трудоустройства российских моряков, а также вопросы обеспечения их социальной защиты…
sign 3–4 февраля состоялось первое в этом году заседание рыбохозяйственного совета Корякского автономного округа
sign …целью развития рыболовства является ускорение темпов роста объемов продукции рыбохозяйственного комплекса…
sign в Охотском море без флага, без позывных, без каких-либо бортовых номеров ежедневно работает около 40 судов
Расчет средних отпускных цен на продукцию из 1 тонны уловов по видам биоресурсов
«Анализ влияния действующих ставок сборов за пользование объектами водных биологических ресурсов на экономическую эффективность рыбохозяйственной деятельности»
• ПРИМОРЬЕ
ЭКСПОРТ РЫБЫ И МОРЕПРОДУКТОВ
ПРОМЫСЕЛ КАЛЬМАРА. УЧЕНЫЕ ПОДВЕЛИ ИТОГИ
• САХАЛИН
КВОТА НА ВЫЛОВ НАВАГИ В 2006 Г.
• ЧУКОТКА
КВОТЫ НА 2006 Г.
ПРОГНОЗ-2007
ЯПОНИЯ
• СРЕДНИЕ СДАТОЧНЫЕ ЦЕНЫ
и объемы продаж в 10 основных портах Японии, декабрь 2005
• ИМПОРТ
основных видов морепродуктов,
январь-декабрь 2005 г.
• ОПТОВЫЕ ЦЕНЫ
на Токийском центральном рынке 21.01–01.02.06 г.
• Протокол № 01/06 заседания Корякского окружного рыбохозяйственного совета
• В ЧЕСТЬ СЛАВНОГО ПРЕДКА
• «Какая энергия, широта горизонтов, неугасимый огонь в нем!..»
Н.Н. МУРАВЬЕВ-
АМУРСКИЙ
(1809-1881)
• ТРЕСКОВЫЕ, ТУНЦОВЫЕ, КРАБОВЫЕ…ВОЙНЫ
По мере истощения рыбных запасов, конкуренция между рыболовецкими флотами различных государств обострилась
• ТОЛЬКО ФАКТЫ:
О МОРЯХ
ВСЕ О СЕЛЬДЕ
• ФЕВРАЛЬ
ВРЕМЯ СЕЛЬДИ

• ПОКУПАЕМ
по районам вылова различают сельди тихоокеанские, атлантические, беломорские, азово-черноморские, каспийские
Калейдоскоп
• САМАЯ КРОШЕЧНАЯ РЫБА В МИРЕ
• «ФЕСТИВАЛЬ ТРЕСКИ»
• РЫБАК ПОЙМАЛ СОМА НА МЯЧ
• «ЛА НИНЬЯ»
• РУКИ ПРОЧЬ ОТ НАШИХ ОСТРОВОВ!
 Информационный портал "Рыба Камчатского края" —
 оперативная информация, анализ событий,
 обзоры рынков, бесплатные объявления


ТАЙНОЕ ВСЕГДА СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ

 
Николай Иванович Никитенко — некогда весьма крупная фигура в рыбном бизнесе. Экс-президент крупнейшей в России рыбопромышленной компании — Владивостокской базы тралового и рефрижераторного флота (ВБТРФ), от которой сегодня, не без участия Николая Ивановича, осталась только ПАМЯТЬ — все остальное украдено, разворовано, продано.
Мы об этом много писали, касаясь истории супертраулеров испанской постройки, которые нанесли колоссальный ущерб рыбным ресурсам Дальнего Востока. К этой истории имели отношение первые лица нашего государства, потому она и носила гриф секретности — о многом приходилось только догадываться. Но потом, когда эти супертраулеры попали в «Дальморепродукт», а потом их у «ДМП» отобрали, в прессу начал поступать первый разоблачительный материал — «Дальморепродукт» выбрасывал свои козыри, чтобы победить.
Не удалось — «Дальморепродукт», второй по величине рыбный монстр постсоветской России, сегодня такой же банкрот, как и ВБТРФ.
Но Диденко все свои козыри уже использовал. А Никитенко их до поры до времени придержал.
И теперь ОН начинает свою игру…
 
Николай НИКИТЕНКО — бывший президент обанкротившейся Владивостокской базы тралового и рефрижераторного флота, ныне живущий и работающий в США, обратился с жалобой в Европейский суд по правам человека.
Об этом он известил письмом председателей Конституционного и Верховного судов России, спикера Госдумы и председателя Совета Федерации РФ, Генпрокурора и министра МВД, а также лично Президента России и редакции некоторых авторитетных периодических изданий, в том числе и «ЗР».
Как следует из письма, в нарушение российских законов прокуратура возобновила в отношении Николая Ивановича уголовное дело, ранее «закрытое по амнистии в стадии расследования», вынесла постановление об аресте имущества обоих Никитенко — отца и сына, а также обратилась за помощью в Интерпол. А «чиновники от дипломатии», вдобавок ко всему, хотят лишить его и «права быть гражданином России» (то есть отказывают в продлении или выдаче заграничного паспорта). И все для чего? Для того, чтобы в обмен на прекращение преследования сорвать с Николая Ивановича взятку в $5 млн.
И никто, даже Конституционный суд, не хочет защитить право Никитенко называться гражданином России, не старается закрыть незаконно начатое уголовное дело, не дает по рукам гнусным вымогателям в прокурорских погонах, чьи имена известны. Все заражены коррупцией. Так что обращение в Европейский суд — это последнее «китайское» предупреждение беглеца из-за американского шлагбаума первым лицам России, при попустительстве которых в стране происходят все эти безобразия.
Досталось всем. Президенту Владимиру ПУТИНУ, который «не имеет понятия, что такое права человека и основные свободы», лично не уважает Николая Никитенко как человека и гражданина... Генеральному прокурору Владимиру УСТИНОВУ, который не чистит прокурорские ряды... Председателю Верховного суда Вячеславу ЛЕБЕДЕВУ, который тоже закрывает глаза на коррупцию в судебной системе, и проч., и проч...
Сам Николай Иванович предстает в письме не просто жертвой произвола и беззакония, но поднимается до высот «узника совести» и «жертвы политических репрессий».
Словом, длинное, полное упреков и обвинений письмо человека, загнанного в угол. И очень грустное, потому что картина, нарисованная в нем, очень похожа на правду, на тот де-факто узаконенный мир бандитского беспредела, в котором мы тут живем. По большому счету, справедливое письмо. За одним только исключением: борется в нем Николай Иванович не за идеалы демократии, на которые ссылается, и даже не за свободу свою, не за жизнь, а за деньги, «заработанные» на банкротстве одного из крупнейших рыбодобывающих предприятий России и вывезенные им за рубеж.
Жалуясь на вымогателей, Никитенко не утверждает, что не может им заплатить. Ведь если «коррупционеры в прокурорских погонах» действительно заломили ему отступного в $5 млн, то уж, наверное, были уверены в том, что они у него есть. Что-что, а запах денег наши чиновники способны почувствовать и через океан.
Процветающая в советские времена ВБТРФ была акционирована в 1992 году, а к 1997-му уже имела долгов более чем на 100 млрд неденоминированных рублей. Виной тому, по мнению вновь избранного в тот год президента ВБТРФ Николая Никитенко, была нелюбовь к нему губернатора Приморья Евгения НАЗДРАТЕНКО. Причина нелюбви — отказ Никитенко финансировать очередную избирательную кампанию губернатора. И это похоже на правду, поскольку нечто подобное происходило с «Востоктрансфлотом».
Чтобы погасить долги, ВБТРФ начинает продавать свои активы, в основном флот, а также в 1997 г. берет в долг у компании «Фолкленд Инвестментс Лимитед» $12 млн под 16% годовых. В самом начале 1998 г. Николай Никитенко подает в отставку и просит Совет директоров ВБТРФ написать заявление в арбитражный суд о введении процедуры банкротства.
1 июля 1998 года Арбитражным судом Приморского края компания объявляется банкротом. Но арбитражному управляющему Набиеву, как и ожидалось, досталась пустышка. Как ни старался он при поддержке Евгения Наздратенко вернуть назад флот ВБТРФ, из этого почти ничего не вышло.
Сколько «заработал» на банкротстве родного предприятия его бывший президент, откуда взялись такие долги и куда ушли кредиты, широкой общественности не известно до сих пор. Но после этого и началось уголовное преследование Никитенко. Именно преследование, ибо к тому времени «ответчик» успел уехать из России и вместе с сыном-предпринимателем обосновался в США. Тогда же через посредников, по словам Никитенко, ему было впервые предложено «выкупить» свое уголовное дело за кругленькую сумму.
Подробности своих отношений с вымогателями Николай Никитенко изложил в своем «Открытом письме Генеральному прокурору России». Оно было опубликовано в прессе с комментариями и без, с выдержками из диктофонных записей телефонных переговоров с посредниками или электронной переписки с ними, а также сотрудниками УФСБ по Приморскому краю, куда он обратился за помощью. Заметим, что ФСБ, в изложении Николая Ивановича, предстает едва ли не единственным приличным российским силовым ведомством.
Варианты публикаций отличались друг от друга. В одном из них Никитенко прямо признается, что через адвоката передал посреднику $750 тыс. После чего дело и было закрыто. Видимо, с той самой формулировкой: «по амнистии в стадии расследования».
Стоит ли удивляться, что через некоторое время прокуратура возобновила дело и посредники появились вновь. Только на этот раз ставки уже были другие. И обиды Никитенко можно понять: не по понятиям это.
Во всех вариантах «Открытого письма» обращала на себя внимание еще одна деталь — Никитенко рисовался исключительно как человек, преследуемый коррумпированными чиновниками. Факты о злоупотреблениях приморских должностных лиц он, конечно, приводил «горячие» и, видимо, соответствующие действительности, если ни один из них не был впоследствии оспорен в суде. Но о роли в банкротстве БВТРФ, о происхождении «никитенковских» миллионов там не было сказано ни слова. А жаль. Если собрать в кучу все факты, история получается поучительная.
Для чего мы решили сегодня рассказать ее вам? Не для того, чтобы заступиться за деньги Николая Никитенко. И не для того, чтобы еще раз фактами, приведенными Никитенко, рассказать о коррупции в государственном аппарата. Дело Ходорковского, наверное, всех уже убедило в избирательности нашей правоохранительной системы. Одним амнистия — другим урановые рудники. Похоже, Николай Иванович, ваши миллионы вдохновили наших «охотников» на второй вариант. Сочувствуем. А вашим преследователям остается напомнить: ворон ворону глаз выклюет. Найдется ворон и на них.
Александр МЕДВЕДЕВ,
«Золотой Рог», № 92, 2005 г.
 

НИКИТЕНКО ОТВЕТИЛ «ЗОЛОТОМУ РОГУ». ГНЕВНО

Публикация в газете вызвала резкий отклик главного героя
В «ЗР» № 92 был опубликован материал «Морские хищники: возобновилась охота за миллионами экс-президента ВБТРФ», посвященный новым подробностям давнего скандала с банкротством некогда одной из крупнейших судоходных компаний региона Владивостокской базы тралового и рефрижераторного флота. Материал вызвал широкий резонанс, а бывший президент ВБТРФ Николай НИКИТЕНКО, проживающий ныне в США, даже прислал в редакцию достаточно резкий отклик.
Мы решили опубликовать его с некоторыми купюрами (поверьте, исключительно в силу смысловых или стилистических неувязок в некоторых фрагментах текста), оставив самые острые места. В этом читатель, думаем, убедится сам. Конечно, текст не обошелся и без корректорской правки.
Уважаемые господа!
Признаю, вы меня классно лягнули в своей последней статье. Это дерьмо на меня льется с 1992 г., без перерыва. Я понимаю: Н.....ту (НАЗДРАТЕНКО. — Прим. ред.) нужно было растащить такую мощную компанию, как ВБТРФ, и он с приходом к власти в Приморье это делал в своих карманных СМИ и на телевидении почти каждый день. И это не прекратилось с моим уходом из ВБТРФ, а я уже просто выдержать не мог и все просто бросил. Экс-прокурору края ВАСИЛЕНКО, зам. прокурора ЛУЧАНИНОВУ, прокурору отдела МОИСЕНКО и старшему следователю по особо важным делам ЦАРАКАЕВУ (к особо важным относится «вымогательство») нужна взятка, и по сей день, в размере $1,5 млн, а новому прокурору АНИКИНУ А.А., не участвующему в этом вымогательстве и не желающему это видеть, — только защита прокурорских мундиров.
Зам. генпрокурора РФ г-ну ЧАЙКЕ, а возможно, его ближайшему окружению с посредниками нужна была взятка в $5 млн. Экс-зам. генпрокурора РФ КОЛМАГОРОВУ — $1,9 млн, которого вместо ареста при передаче взятки срочно отправляют на заслуженный отдых, и ФСБ рекомендует мне послать посредника по вымогательству к чертовой матери (официальный ответ мне от ФСБ) и дальше не желает этим заниматься.
Сколько же вам, господа, заплатили за эту грязную ложь, чтобы дать возможность почесать языки обывателям? И кто? Краевая прокуратура?
Я вам гарантирую проплату сотруднику газеты за проезд туда и обратно на мыс Чуркина, в службу капитана рыбного порта Владивостока, чтобы вы взяли у господина ГЕРМАНОВА маленькую справочку, из которой могли бы увидеть, что весь флот ВБТРФ продан внешними управляющими, а их была чертова дюжина в 2000–2001 гг., а я уволился из ВБТРФ 21.01.1998 г.
Также гарантирую вам проплатить проезд туда и обратно в ТОФУ, чтобы поднять архивы и убедиться, что береговые объекты — здание ВБТРФ и все остальные служебные здания на территории, Диомидовский СРЗ, новый холодильник, гостиница «Меридиан», гараж и пионерский лагерь «Юный приморец» проданы были тоже в 2001 г., через три года после моего увольнения.
Да, я продал на металлолом плавбазу «Спасск» возрастом 33 года при нормативном сроке эксплуатации 24 года, и только потому, что последние два года она сработала с большими убытками и требовался большой капитальный ремонт. Если вы найдете хотя бы один обьект береговой и суда, проданные в мою бытность, то я готов перед редакцией десять раз извиниться. Я уверен, что вы испугаетесь напечатать данное мое послание, не переврав его в очередной раз.
О каких 100 млрд руб. долга ВБТРФ постоянно, как попугай, повторяет пресса, и вы в том числе? А почему не триллионы? Если уж поливаете грязью, так хотя бы посмотрели в суть вопроса. Любой руководитель знает, что налоги страшны, но более страшны пени, которые никто и никогда не прощает. Они нарастают как снежный ком. Флот ВБТРФ начинал работу с первого января, отгружал продукцию в феврале, а поступление денег начиналось в марте. Выходит, что к моменту покрытия всех долгов тому же Пенсионному фонду, пени превышали долг в три–четыре раза...
С 1998 г. все СМИ, включая вашу газету, оттачивают перья на мне, уверенные, что я не смогу дать сдачи. По 12 супертраулерам ВБТРФ. И якобы я на них стал миллионером. Уверяю вас: сдачи дам всем, но нужно время...
К вашему сведению, мною было заказано всего 5 супертраулеров из 15 строившихся на судоверфях Испании. Остальные заказали другие организации, включая «Дальрыбу» и «Дальморепродукт». Когда увидели, что только по выходу из верфи нужно проплатить $2,5 млн за каждый супертраулер, а бункеровка, снабжение и переход в порт приписки добавляют еще полмиллиона долларов, то все дружно отказались от их приемки. Рыбкомфлот и Минрыбхоз оказались перед дилеммой: куда девать еще 10 супертраулеров? Да еще нужно было платить ежегодные платежи в течение 15 лет. Я тоже отказался брать оставшиеся 10 штук.
От безысходности гендиректор Рыбкомфлота СИМОНОВ О.Н. обращается к первому вице-премьеру ШУМЕЙКО, платит ему наличными $400 тыс., и тот на клочке бумажки (у меня есть светокопия) оформляет все супертраулеры как долг Парижскому клубу кредиторов. После этого Симонов уговаривает меня забрать остальные 10 супертраулеров, и я соглашаюсь, так как не нужно проплачивать ежегодные платежи. Это все есть в Генпрокуратуре РФ...
Супертраулеры шли на замену восьми плавбазам типа «Спасск». В это же время губернатор Наздратенко начинает ежедневную пропаганду во всех СМИ, включая вашу газету. Ежедневно сверкает на телевидении физиономия экс-вице-губернатора, кандидата околоэкономических наук КОЛЕСНИЧЕНКО, а подпевает ему гендиректор «Дальморепродукта» ДИДЕНКО, уверяя всех в том, что можно работать на старых плавбазах и плавзаводах, не списывая их на металлолом. По мере начала отличной работы супертраулеров эти два деятеля сползают с экранов телевидения, а Диденко, выступая на радиостанции «Тихий океан», вдруг заявляет, что я уже не дурак, а поступил очень умно, что приобрел 12 супертраулеров. Правда, я не успеваю забрать два последних супертраулера — «Капитан Кайзер» и «Капитан Демиденко», названных по имени моих заместителей по флоту, и Диденко забирает их в «Дальморепродукт».
Вдруг проснулись все остальные губернаторы Дальнего Востока и увидели,что самый современный флот в мире оказался в ВБТРФ, и пошли потуги отобрать и поделить супертраулеры. Началась мышиная возня, в которую включилось и Госкомрыболовства РФ. По дележу суперов я категорически отказываю. Как меня не пристрелили, до сих пор понять не могу...
Смертный приговор ВБТРФ и мне, как президенту ВБТРФ, был подписан в конце марта 1996 г. в Пусане в отеле «Лотте». История такова.
Перед очередными выборами губернатора Наздратенко давил на каждого из руководителей, требуя на его выборы огромную мзду. У него в руках квоты на вылов, поэтому нами было принято решение заплатить 1,95 миллиарда неденоминированных рублей. И вдруг у Наздратенко проявились ко мне большие дружеские чувства, и он приглашает меня на очередной никому не нужный хурал в Японию. Чтобы как-то навести мосты, я соглашаюсь туда лететь, хотя за два дня до этого вернулся оттуда. Там он меня знакомит с какими-то задрипанными и никому неизвестными японскими бизнесменами и просит продать им икру минтая. По возвращении домой меня донимают работники администрации ежедневно, когда же я вылечу в Южную Корею в г. Пусан на аукцион по продаже икры минтая. Я информирую о дате вылета и встречаюсь в отеле с двумя вышеназванными японцами. Мною предлагается им продажа всей икры на аукционе на правах «первой руки», то есть при одинаковой высшей цене они забирают ее всю. В ответ японец заявляет, что я продам им всю икру с рассрочкой платежа на шесть месяцев и со скидкой 15%.
Я шокирован, и они видят мой гнев, пытаются мне пояснить, что если я этого не сделаю, то якобы Наздратенко просил мне передать, что квот на новый год я вообще не получу. 15% — это ни много ни мало $11,5 млн, да и нет никакой гарантии вообще получить с неизвестной компании остальные деньги через шесть месяцев. Не выдержав такого хамства, я набрасываюсь со стулом в руке на этого японца, но у меня выбивает из рук стул мой коллега...
Повторяю, я ушел из ВБТРФ 21.01.1998 г., после этого Наздратенко разворачивает бурную деятельность по изъятию супертраулеров. Ему в этом грязном деле непосредственно помогает экс-премьер СТЕПАШИН, ныне честь и совесть России — председатель Счетной комиссии РФ.
Диденко срочно проплачивает взятку в размере $1,7 млн экс-председателю Госкомрыболовства РФ ЕРМАКОВУ и Наздратенко со счетов в сингапурском банке. Это позже подтверждается в лондонском суде справедливости.
Появляется злополучный приказ Госкомрыболовства РФ за подписью председателя Ермакова от 29.06.1999 г. № 170 об изъятии всех супертраулеров вместе с экипажами прямо в море и передаче их находящемуся на грани банкротства «Дальморепродукту».
А как вы выставляете ставленника Наздратенко «бедного внешнего управляющего» ОАО «ВБТРФ» НАБИЕВА, впоследствии лишенного за неблаговидные деяния лицензии на внешнее управление вообще? Он, имея в руках 43,5% акций, а для принятия решения на Совете директоров по уставу требовалось набрать 75%, голосует за безвозмездную передачу всех супертраулеров вместе с 43,5% акций в «Дальморепродукт»...
Еще раз подчеркиваю: я ушел из ВБТРФ 21.01.1998 г., а супера отобрали в июле 1999 г. Приморская краевая прокуратура фальсифицирует дело с целью получения взятки в размере $1,5 млн. Чей заказ из краевой прокуратуры вы выполнили своей грязной статьей и сколько вам пообещали заплатить за это?
Мне известно, что для того, чтобы забрать супертраулеры, Диденко заплатил чиновникам высших органов власти России $50 млн в качестве взяток, а долги за супера по бербоут-чартеру в размере $125 млн повесили на шею налогоплательщиков. Но, не обладая способностью руководить таким флотом, не имея рынков сбыта продукции, Диденко меньше чем за один год «влетел» в убытки более чем в $130 млн и потерял все супертраулеры. Да черт бы с ним, что он потерял, так ведь сколько потеряла страна...
Так о каком воровстве миллионов долларов вы меня обвинили? Вы обратитесь к экс-начальнику налоговой службы Приморского края госпоже Тамаре БУТОВОЙ, и она вам должна рассказать, что, выполняя личное поручение Наздратенко, ее инспекторы безвылазно сидели в офисе ВБТРФ, пытаясь найти хотя бы один цент, изъятый лично мною из кассы ВБТРФ. Уж эти чиновники растрезвонили бы на весь мир в случае успеха, но, к сожалению, этого у них не получилось за весь период с 1992 по 1998 г.
Вы обратитесь к экс-начальникам налоговой полиции. Пусть они расскажут, как расхаживали по офису в бронежилетах с автоматами, выворачивая столы бедных женщин якобы в поисках наркотиков. А каждая из них сидит на работе и думает о том, чтобы в конце рабочего дня прибежать домой, накормить детей и проверить школьное домашнее задание...
От редакции:
Еще раз напомним, что данный текст — исключительно мнение господина Никитенко, который, считаем, имеет полное право ответить на нашу публикацию. Учитывая заведомую скандальность всего вышеизложенного, мы приглашаем к диалогу по этой теме и другие заинтересованные лица и организации.
Николай НИКИТЕНКО,
экс-президент ОАО «ВБТРФ»,
«Золотой Рог», № 96, 2005 г.

 » А Р Х И В «
 
 РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ 
 © 2000-2019
ООО «Редакция журнала «Северная Пацифика».
Использование оригинальных материалов без ссылки на источник запрещено.
 
Индексы газеты
«Тихоокеанский вестник»:
51842 — для частных лиц
51843 — для предприятий и организаций

SetBook - периодика - газеты и журналы
SetBook - книги, периодика - газеты и журналы, книги на иностранных языках...
МАИ
СОЮЗ ЖУРНАЛИСТОВ РОССИИ
Мультипортал ЮНПРЕСС - молодежное информационное пространство
Сайт активного поколения NEXT "Пять с плюсом"
проект "Информационный голод"
Почтовый Ящик Редакции